Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



Справка из НД купить         

Елена  Буровицкая

Проклятие Насти Беды

    - Пойдем? – позвала девочка, и Славка шагнул к ней, как загипнотизированный.
     Девочка была тоненькая, одного роста со Славкой, и тех же лет. И бледная, словно никогда ее кожа не знала солнца. И это было странно, потому что увидел ее Славка на берегу реки, у заводи. Она сидела на торчащей из воды коряге, смеялась, качала ногами.
     И манила Славку.
     А волосы ее, длинные и красивые, отливали речной зеленью.
     Славка не слышал, чтобы в Ольшанке водились русалки. Да и девочка не выглядела страшной и опасной.
     - Пойдем?
     - Пойдем.
     Рассмеявшись, девочка прыгнула в воду. Славка безбоязненно нырнул следом. Вода обволокла теплом, сомкнулась над головой.
     Дно. Славка никогда не думал, что оно такое красивое. Рыжий песок, разноцветные камешки, улитки и водоросли. И вода вокруг подступает полумраком – почти неощутимая, и Славка радовался, что так запросто может шагать по дну, и ничего ему не делается…
     Девочка куда-то пропала. Славка спокойно осматривался и осваивался. И вдруг заметил недалеко от себя мальчишку. Славка вглядывался в мальчика и пытался вспомнить, где он мог его видеть. Что-то знакомое чудилось ему в мальчишкином повороте головы, когда тот, чуть развернувшись, косился на Славку, в белобрысой лохматости волос и самой фигуре, тонкой, как молодой тополек. Славка приблизился.
     - Я – Алеша, - печально сказал мальчик. – Ты тоже пришел за ней?
     Славка понял, кивнул.
     - Зря ты это сделал, - убитым голосом сообщил Алеша. – Зачем ты послушал ее, зачем?
     - Я… - Славка не знал, что сказать. И, правда, зачем?
     А Алешка уже увидел кого-то за спиной Славки, нахмурился.
     - Настя, это подло.
     Славка обернулся. Девочка с зелеными волосами уже не выглядела такой доброй и жизнерадостной. Тень злого торжества изменило ее лицо. Славке стало страшно – страшно оттого, что он попался настоящей водяной деве. И теперь… теперь…
     - Ты знаешь, кто это? – поинтересовалась Настя у Алешки, склонив голову на бок.
     - Он похож на меня, - спокойно отозвался Алешка.
     - Брат он твой! – взвизгнула Настя. – Брат!
     Славка вздрогнул. Теперь он понял, что мальчишка со дна Ольшанки напоминал ему его самого.
     - Брат? – тихо повторил Алешка и со странной тоской посмотрел на Славку. – Я помню… У меня был братишка… Почти годик ему было, когда я пошел за тобой, Настя.
     - И теперь вы оба – оба! – здесь, со мной! – кричала Настя.
     - Беда, - вдруг усмехнулся Алешка и подмигнул Славке. – Знаешь, что ее зовут Настя Беда? Бедовая девчонка, от которой одни неприятности. Жаль, я не уяснил этого давно, в тот день…
     Славка все понял. Ему рассказывали о старшем брате – тот утонул, еще когда Славка был маленьким. Потому и самого Славку не отпускали купаться одного. Только он все равно убегал…
     Брату тогда только-только исполнилось девять.
     Значит, Славка утонул тоже? Но почему он этого не заметил? Или… Вдруг еще все можно исправить?! И Алешка! Вот было бы здорово вернуться домой с братом. Вот мама и папа обрадуются.
     - Мы вернемся на поверхность! – твердо сказал Славка.
     - Нет! – взвизгнула Настя. – Вы оба останетесь тут!
     - Почему? – заплакал Алеша. – Почему?
     - Я так хочу! – зло выкрикнула Настя.
     - Ты жестокая и бессердечная, - тихо сказал Славка. – Я не знаю, кто ты такая на самом деле, но ведь и у тебя должна быть мама. Подумай, как бедуют наверху наши с Алешей родители!
     - Пусть! – с непонятным торжеством воскликнула Настя. – Да, они страдают, им больно. Пусть! Так же больно было моей маме, кода она потеряла свою Настю.
     Братья переглянулись.
     - И ты хочешь мстить нашим родителям за то, что случилось с твоими? – ахнул Алеша. – Я не думал, что ты такая злая, Настя. За эти годы я плохо узнал тебя.
     Водяная девчонка дернулась, как от удара. От обиды перекосилось ее лицо. В первое мгновение Настя даже растерялась: не ожидала, что такое про нее скажет верный Алеша.
     - Неправда! Неправда! Да, я мщу, но не потому, что такая плохая! Ты же не знаешь, Алеша, ты же ничего не знаешь! Во всем виноват Колька! Это я его наказываю! Хотите знать, что он сделал? Хотите?
     Славка открыл рот, а Алеша кивнул.
     - Мне только-только исполнилось девять, и ему тоже, хотя он старше, на несколько месяцев. Как тебе, Славка, как было тебе, Алеша, когда ты ушел на дно. Я считала Кольку своим лучшим другом, я верила ему.
     Мы жили по соседству, у реки. Там, где запруда, а поверху – дорога. Наш дом почти над самой рекой, огород почти к самому берегу спускался. А за забором – тропа, и отмель, где ребята плескаться любили. Сейчас там болото.
     - Ты постаралась? – задал вопрос Славка. Он разозлился, потому что у плотины было отличное место для купания – эдакая неглубокая заводь. Но берега в том месте заросли водорослями, скрытыми ряской. В такой воде не покупаешься.
     Настя лишь равнодушно пожала плечами: мол, я, и что? Каждый развлекается по-своему. И продолжила:
     - Мы с мамой жили одни. Она у меня хорошая была, мама, но уж очень несчастная. А я всегда с ней, ну потому что как она без меня? Потому только с Колькой и бегала на реку. Вроде как и гуляю, и дом рядом. Я Кольке верила, а он… а он… Когда я начала тонуть, он испугался. Он не помог мне выбраться, понимаете?
     - Слушай, тот дом у реки, он же давно стоит заброшенный, - задумчиво припомнил Славка. – Там раньше тетя Катя жила, мне мама рассказывала. Только она умерла давно. Еще родители детьми были.
     - Умерла, - зло и как-то обреченно сказала Настя. – Значит, умерла… а я гадала, что с ней, почему к реке не ходит…
     - Ты ее знала? – удивился Славка. – Так это же… сколько лет…
     - Разумеется, знала. Это же моя мама.
     - Колька, - вдруг понял Славка. – Колька… это наш отец?
     - Да! Да! Он самый!
     А Алеша вдруг прижал руки к лицу.
     - Так вот, почему… И ты не простила… не простишь…
     - Нет, - отрезала Настя. – Не прощу. Пусть он страдает, как страдала моя мама. А вы будете теперь как я.
     - А если мы попробуем вернуться на землю? – спросил Славка. – Ты ведь не сможешь нам помешать.
     - Нет! – взвизгнула Настя Беда. – Вы – вы оба! – потеряны для земли и людей навсегда! Алеша здесь уже девять лет. Он умер для людей!
     - А я пробыл в воде всего несколько минут! – обрадовано воскликнул Славка. – Я-то еще могу вернуться!
     - И ты вернешься, - тихо спросила Настя, - оставив на дне брата?
     Славка похолодел. Этого он не мог. Теперь – не мог. Но…
     - Да, - вдруг заговорил Алеша. – Он вернется, оставив меня. И тогда у мамы и папы будет один сын. Если он останется, то не будет ни одного. С тем, что меня нет, они смирились уже давно. Я сам сделал свой выбор еще девять лет назад, шагнув за тобой в воду. Славка не должен за меня отвечать и страдать.
     Славка кивнул, украдкой переведя дух.
     - Спасибо тебе, брат. Твое решение отпускает меня с чистой совестью. Настя?
     - Что Настя? – огрызнулась та. – Можно подумать, мое мнение может вам помешать. Брат отпускает брата – это почище любого заклинания будет. Как трогательно! Так проваливай же, младший брат! И не забудь передать папочке привет от Насти Беды!..
     Славка не понял, как это произошло. Он не всплывал к поверхности, не шагал по дну к берегу. Но в какой-то миг словно рассеялся туман, и он увидел себя на руках отца.
     - Живой…
     Рядом плакала мама.
     А Славка смотрел на воду и думал, что никогда не расскажет родителям о Насте и Алеше. Нет, дело не только в том, что ему не поверят и назовут фантазером. Просто есть вещи, напоминать о которых нельзя ни при каких условиях – они могут убить даже очень сильного человека…