Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



        

Алексей  Шолохов

Подарок

    Женщина в бюстгальтере и, едва заметных на ее крупных ягодицах трусиках, в спешке выбрасывала вещи из шкафа.
     Если бы не ее вид, то можно было подумать, что женщина грабит квартиру - насколько небрежно она выбрасывала вещи.
     Она достала из шкафа сарафан - когда то яркий в оранжевых больших цветах, теперь больше похожий на половую тряпку в тускло-желтых разводах. Почему я его не выбросила? Почему? Да потому, что ей ходить не в чем было! Сарафан, да зеленое вечернее платье. Нет, были, конечно, джинсы и юбки, но таких вещей как у Тамары Васильевны жены Сережкиного начальника, ей не видать как своих ушей.
     Устала! Устала я! Она со злостью отбросила тряпку-сарафан. Прожить пять лет с этим ничтожеством, отдать ему может самые лучшие годы?! Ради чего? Ради того, чтоб, надевая на каждый праздник свое старое платье, слышать: О, милочка Вы так чудесно сегодня выглядите, и это платье просто чудесно, и еще зеленое Вам так идет. Хватит!
     Антошку жалко. Ну, ничего пусть пока у бабушки поживет. Надо будет ей позвонить, что бы забрала его из садика.
     Ира услышала, как кто-то вошел в квартиру. Она достала старенькие джинсы и одела их. В комнату вошел молодой человек.
     - Ну, ты хоть что-нибудь ему оставь.
     - Очень смешно. - Ира пнула вещи под ногами и подошла к парню. - А я оставлю все это дерьмо ему. Возьмешь меня без приданного? - Она улыбнулась.
     - Легко.
     - Тогда в путь?
     - Как скажешь...
     - А вот так и скажу. - Она прильнула к парню и поцеловала его в губы. Он ответил на поцелуй.
     - Ну так я пойду машину прогрею?
     - А я еще тебе не сказала? - Ира улыбалась.
     - Нет.
     - Ну так иди.
     Когда Олег ушел, Ира еще раз осмотрела комнату. Все. Прощай старая квартира, старый муж и все остальное. К чертям собачьим. Улыбаясь Ира выбежала из подъезда и направилась к БМВ, где ее ждала новая жизнь. Уже выезжая из города Ира вспомнила, что не закрыла дверь. Махнула рукой. К чертям собачьим.
    
    
     2
    
     Вера Спиридоновна Тихая была не совсем тихая. Про нее можно было сказать даже буйная. Сейчас как раз можно было видеть приступ ее буйства. Женщина небольшого роста со всклоченными крашенными в черный цвет волосами бегала по двухкомнатной квартире. Пояс халата развязался, и полы обнажили обрюзгшей живот и висящие как уши спаниеля груди шестидесяти летней женщины.
     Она докурила сигарету. Выбросила. Подошла к столу и вытряхнула из пачки еще одну. Руки тряслись.
     Ну, надо же какая мерзавка! Она устраивает свою жизнь! А о матери она подумала? Вера Спиридоновна погладила себя по животу. Мама, когда устроит свою жизнь? Только у Веры появляется мало-мальски подходящий претендент в супруги, ну или хотя бы в сожители, как эта вертихвостка подсовывает ей своего сопливого выродка. И бегут тогда от Веры Спиридоновны и без того не многочисленные поклонники.
     А вот хрен тебе! Женщина остановилась и достала из кармана зажигалку. Подкурила. Хрен тебе! В конце концов, у него есть отец. Никчемное недоразумение, но отец. Зятек Веры Спиридоновны был личностью незаурядной и вызывал лишь интерес разве что ссущейся под себя старой маразматички. Коими ни Вера Спиридоновна, ни ее сучка дочь Ирина себя не считали. Возникал резонный вопрос: какого хера Ирка столько жила с этим пожизненным охранником? У людей незнающих возник бы еще один вопрос не менее резонный. Зачем Ира родила нелюбимому человеку? Но Вера Спиридоновна к незнающим не относилась.
     Ирка тогда работала на Колхозном рынке. Сколько мужиков через нее прошло, Веру Спиридоновну мало беспокоило. Куда больше ее волновал вопрос, что им делать, когда Ира поняла - беременна. Не то от мясника Джамала, не то от Сашки-повара. Вот тут-то им и подвернулся охранник Троекуров Сергей Андреевич. Никчемное недоразумение. Ну а в то время, конечно, для Веры Спиридоновны он был не меньше чем Сергей Андреевич. Просто Вера Спиридоновна знала, если она не сбагрит этому недотепе свою дочурку, то меньше чем через девять месяцев на ее жилплощадь не войдет ни один мужик. И покатится жизнь (и не только сексуальная) Веры Спиридоновны под откос. А вот хрен вам всем!
     - Верунчик, пивка принеси, - раздался мужской голос из спальни.
     - Хрен тебе, - прошептала Вера и подпоясала халат. Она не хотела, чтобы ухажер видел ее обвисший живот. Ночью это одно, когда его поршень уже не остановить, а средь бела дня увидеть такое... Вера могла потерять возможность трахаться с тридцатилетним мужиком. Поэтому она нацепила маску услужливой дамы и понесла бутылку и бокал в спальню.
    
    
     3
    
    
     Что-то не так! Что-то совсем не так! Что именно Сергей не мог сказать. Какое-то чувство тревоги где-то внутри то приливало, то отливало. Но уходить совсем не хотело.
     Сергей сидел в кресле перед столом, из-за которого только что выпорхнула миниатюрная женщина лет тридцати пяти. Его клонило в сон. Он не думал, что так надолго задержится в "Елках-палках". "Елки-палки" название фирмы по предоставлению праздничных услуг. Проведение свадеб, дней рождения и корпоративов. А вот под Новый год они не отказываются от подработка Дедами Морозами и Снегурочками. Сергей даже подумал, что и его собеседница была бы неплохой Снегурочкой.
     Снегурочка вернулась на свое место.
     - Ну, так на чем мы остановились? - Она улыбнулась и поправила белую блузку. Скорее, открыла шире ворот, подумал Сергей. Когда она убрала руку ложбинка между грудей пялилась на мужчину. А он на нее.
     - Э-э... Подарок, - напомнил Сергей и отвел взгляд от ее грудей.
     - Ах, подарок! И что бы Вы хотели в подарок? - Она слово подарок выдохнула так, будто предлагала себя.
     - А что Вы могли бы мне предложить?
     Снегурочка подняла руку к груди. Если она так часто будет трогать свою блузку, то ее грудь обнажится еще до моего ухода.
     - Вы знаете это все будет зависеть от того сколько Вы готовы потратить на этот праздник.
     - А во сколько это может мне обойтись? - Во сколько б ни обошлось, Снегурочка не забудет добавить процентов десять за показ сисек.
     - А давайте прикинем. - Она взяла какой-то бланк и авторучку. - Так, раз Вы пришли к нам, значит, доставка курьером подарка Вам не подходит!? - Она посмотрела на Сергея и снова поправила разрез на груди. - Дед Мороз, - она записала в бланк. - Пятьсот рублей. Со Снегурочкой - тысяча. Снегурочку брать будете?
     - А? - Сергей оторвал взгляд от разреза блузки. Даже если бы пришла ты... - Нет, я женат.
     - Ну да, - понимающе кивнула женщина. - Тогда за Деда Мороза пятьсот и за подарок ровно столько сколько он стоит.
     - Ну и...
     - Да, да. - Она открыла ящик стола и достала цветной буклетик. - Вот быстренько пробегите, а я могу Вам предложить робота-динозавра. Мы всего пять штук из Москвы заказали. - Она перегнулась через стол, тем самым, оторвав его внимание от буклета с подарками, и прошептала:
     - Привезли только три. Представляете?
     Он представлял. Только он представлял обнаженную Снегурочку, танцующую вокруг елки. Нет, я женат, одернул себя Сергей.
     - И сколько он стоит? - просипел Троекуров.
     - Четыре тысячи.
     Ого-го. Сергей рассчитывал куда как на меньшую сумму. С его зарплатой в шесть тысяч только роботов и покупать. Если бы не тринадцатая зарплата... Химобъединение "Азот" было единственным предприятием в городе, где еще платили тринадцатую зарплату. Вот благодаря этому приработку Сергей и собирался устроить праздник своей семье. Детям - мороженое, бабе - цветы, вспомнил Сергей и улыбнулся.
     - Ну, судя по Вашей улыбке, Вы согласны. - Услышал он голос и поднял взгляд от грудей Снегурочки. Как магнит!
     - Да, пожалуй, чтобы не случилось, я не собираюсь лишать ребенка праздника.
     - Вот и правильно. - Она что-то там подсчитала и повернула бланк к Троекурову. - С Вас пять тысяч триста десять рублей.
     Опаньки! "Елки-палки" это не название, а реакция на цены этих работников сервиза. Сергей округлил глаза. Не до хрена ли за две сиськи!?
     - Четыре тысячи - робот, - начала объяснять Снегурочка. - Пятьсот за Деда Мороза и восемьсот десять НДС. Мы сами недовольны этими восемнадцатью процентами, ну Вы же понимаете?
     Сергей не хотел понимать, но... чтобы не случилось, у ребенка будет праздник. Он улыбнулся и встал.
     - Заворачивайте. - И прежде чем выйти, он еще раз оценил груди Снегурочки.
    
    
    
     4
    
    
     НДС... Сергей не был обременен знаниями о финансах, налогах и всякой бухгалтерии, но то, что эти восемнадцать процентов высосаны из пальца он знал. Своего рода Новогодний подарок работникам "Елки-палки". Ладно, пусть пользуются. Тем более это намного лучше, чем если Сергей оденет красный халат Иры и с торчащей клочьями ватой на подбородке выбежит к Антошке перед роботом-динозавром. Еще неизвестно кого после этого назвали бы динозавром. Так и ребенка напугать можно.
     Сергей натянул на голову норковую шапку и вышел из теплого холла в морозный день.
     Тревога нахлынула новой волной. Он вынул из кармана свою старенькую доисторическую "Моторолу" и набрал домашний номер. Сергей знал, что Ира должна быть дома. Где же еще ей быть? Работать она не умела и не хотела, подруг у нее не было. Копия ее мама. Вера Спиридоновна - такое ядовитое имя должно принадлежать той еще гадине. На деле так оно и было. Только шесть лет назад эта змея была ручной. Казалась ручной. Сергей и познакомился первой не с Ирой, а с ее мамой - Верой Спиридоновной. Забавный случай. Сергей был после смены (он, как и сейчас работал в охране "Азота") и чертовски хотел спать. Но пустой холодильник заставил сделать его вылазку на Колхозный рынок. Вот там-то Сергей и столкнулся с этой милой змеей. И она не преминула обвить его кольцами и отвести к своей дочурке. Тогда он просто влюбился. С первой женой он развелся еще пять лет назад (на тот момент), так, что был абсолютно свободен. Детей у них не было, да и вообще каких-нибудь связей Сергей с ней не поддерживал. Короче, к хренам собачим церемонии, у Сереги все эти пять лет не было бабы. И поэтому он рад был бы тогда приласкать и Веру Спиридоновну, и Иру, и даже тушку свиньи, висевшую за спиной Иры, будь она немного расторопней (свинья, разумеется). Но в тот день самой расторопной была будущая теща. Она пригласила Сергея на следующий день к себе, где он и заночевал с Ириной. А дальше пошло-поехало. Свадьба, беременность, сынок.
     Сынок! Может что с Антошкой? Черт, почему она не берет трубку? Он нажал сброс и убрал трубку в карман.
     Сергей всячески пытался успокоить разбушевавшееся чувство. Чувство тревоги сменилось. Теперь его переполнял гнев. Она, скорее всего, сидит сейчас и смотрит что-нибудь типа "Модного приговора" или "Снимите это немедленно". Да и смотрит-то она их лишь для того, чтобы закатить Сергею истерику. А узнай она, что Сергей купил Антошке подарок за пять тысяч, так это будет похлеще Бури в пустыни.
     Нет. Даже если бы она смотрела "Дом-2", она бы оторвала задницу от дивана и взяла трубку. Телефон ведь единственный ее собеседник. Сергей заметил, что Ира как-то изменилась. Да нет же. Ведь это ничего не значит, если вечно сонная женщина в последнее время начала ставить возле себя телефон, да и мобильник всегда у нее под рукой. Нет, это, скорее всего ничего не значило. А вот то, что она сейчас не брала трубку, значило только одно. ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ!!!
     Он ускорил шаг. Вдруг телефонный звонок. Сергей выхватил трубку и приложил ее к уху.
     - Алло, алло! - заорал он. Потом понял, что не нажал зеленую кнопку. Нажал.
     - Але, але, - он услышал хрипловатый женский голос.
     Теща, черт бы ее побрал! Сергей ясно представил себе говорящего на другом конце провода. Змея в расстегнутом халате, пьяная и без нижнего белья. Откуда он знает? Эта кобра на следующий день после того, как он переспал с Ирой, приползла к нему в постель. Иры, естественно, уже не было - она ушла на работу, а Сергей остался досыпать. Доспишь тут. Когда по тебе ползают, пусть и потерявшие былую упругость, но женские груди, трудно держать себя в руках. Тем более что этим самым рукам можно найти другое применение. У него же пять лет не было женщины, а тут так поперло. Слава богу, он женился хоть не по тому же принципу.
     - Где Ира? - спросил Сергей.
     - Здрасссте!
     Змея.
     - Мы что здороваться разучились?
     Сергей понял - Вера Спиридоновна пьяна.
     - Здравствуйте. Где Ира?
     - Вот так-то лучше. Ира попросила, чтобы ты забрал Антона.
     - А где она?
     - Почем мне знать, это же твоя жена. - Женщину явно развеселило сказанное.
     Сергей с дрожью вспомнил, как может улыбаться этот человек.
     - Она сказала хоть что-нибудь? - взмолился Сергей.
     - Нет, просто, чтобы ты забрал Антона.
     - Ну... - Сергей не успел договорить. Теща повесила трубку. Сука, сука, сука! Теща соврала - это было очевидно. Она знает, где ее дочь. Только почему Ира сама не позвонила.
    
    
     5
    
    
     Через два часа после побега Иры к счастливой жизни Сергей и Антон вошли в подъезд своего дома. Сергей немного успокоился - с Антошкой все в порядке. Мальчишка пяти лет с завязанным шарфом ртом семенил за папой.
     Подойдя к двери, Сергей толкнул ее. Она оказалась не заперта. Значит, все-таки дома. Сергей едва заметно улыбнулся. Он неспешно вошел в прихожую, Антошка вошел следом и с облегчением стянул с лица колючий шарф. В квартире было тихо.
     - Папа...
     - Ира, - позвал Сергей, проигнорировав сына.
     - Папа, раздень меня.
     Сергей вошел в комнату и замер. Сердце рвалось из груди. На полу, на диване, везде были вещи. Ограбление! Закралась в его голову ужасная мысль.
     - Пап, ну ты разденешь меня...
     - Да, да, сейчас сынок.
     Сергей достал телефон и набрал сотовый жены. Абонент не доступен или находится не в зоне действия. Набрал тещу. Как бы ни хотелось, но надо.
     - Але...
     У, змеюка.
     - Вера Спиридоновна, избавьте меня от общения с милицией и расскажите, что вы знаете о моей жене.
     - А ты не знаешь?
     Вот сука, еще издевается.
     - Вы знаете, как-то я пропустил этот момент.
     - Ну, она укатила с Олегом...
     Сергей не стал дослушивать бывшую тещу. Теперь уж наверняка бывшую. Любил он Иру или нет - надо признать это никогда не приходило ему в голову. Не приходило, а теперь пришло. Любил. Оказывается любил. Она была младше его на тринадцать лет, она была красивой, она была... Для него она теперь была. К тому все и шло. Все ее частые разговоры о красивой жизни, о том, как она устала, как ей тесно в однокомнатной квартире, все это вело к ее побегу. Разве мог Сергей ей дать больше того, что имел. Не мог. А вот Олег мог.
     Кто такой Олег? А черт его знает? Сергею его представила теща, как двоюродного брата Иры еще пару лет назад. Сергей тогда подумал - лжет старушка, по всему было видно, что у нее отношения с молодцом. Оказалось с ним у Иры отношения. А может и с Ирой, и с Верой Спиридоновной. Может, у Олежки тоже пять лет бабы не было?
     - Папа!
     - А?
     - Ну, ты поможешь мне?
     - Иди сюда сынок.
     Сергей помог раздеться Антошке. Включил ему телевизор и вышел из комнаты.
     Чтобы не случилось, ребенок не лишится праздника.
    
    
     6
    
    
     Сергей вошел в кухню. В голове не укладывалось. Эта вертихвостка сбежала с двоюродным братом! Да какой к чертям собачьим он ей брат?! Это ж они для меня разыграли этот спектакль. Спектакль длиною в два года.
     Он закрыл дверь. В холодильнике была водка. Единственное утешение было под рукой, и Сергей решил воспользоваться им. Он достал холодную бутылку. Пробежал взглядом по полкам в поисках быстрой закуски, но потом понял, что закуска для праздников. К тому же, кроме пары яиц в холодильнике ни чего больше не было. Да и спонтанная пьянка, вызванная побегом жены с любовником, может обойтись и без закуски. Иначе, какой смысл пить? Сергей закрыл холодильник. Взял с подоконника чистый стакан, вытряхнул из него муху. Движения были медленными, но они всех устраивали. Тем более, кроме Сергея в кухне никого не было.
     Он отвинтил крышку и перевернул бутылку над стаканом. Прозрачная жидкость тонкой струйкой полилась в стакан.
     А ведь это же я во всем виноват, подумал Сережа и выпил содержимое стакана.
     Мысли, одна страшнее другой приходили в голову. Он думал, что застань он их здесь - убил бы обоих. Не пил бы он сейчас водку. Потом пришла мысль, что надо бежать за ними. Пока не поздно. Догнать! Догнать и убить! Он, непременно, так бы и поступил, но Антошка… Походив по кухне, он снова сел и налил себе водки.
     Антошка... Как эта бл...ь может поступать с ним так? Где ее мозги? Ты же знаешь прекрасно, что ее мозги скрываются под полоской «танго». Вот именно ими она и думает. Похотливая сука!
     А в чем я то виноват? Да не хрена ни в чем! Я просто болван, который связался с этой потаскухой! Потаскухой и ее долбанутой мамой!
    
    
     7
    
    
     Он проснулся в кухне. На часах над столом стрелки замерли маленькая на девяти, а большая на двенадцати. Черт! Утра или вечера. Повернулся к окну. Утреннее солнце играло на снежном насте.
     - Черт! - снова вырвалось у Сергея.
     Антошку надо было отвести в садик, а он здесь развалился. Сергей вскочил, но понял, что резкие движения вызывают боль. Утихомирился. Медленно вышел из-за стола. Потом из кухни. Зашел в зал. Антошка лежал на диване, укрывшись с головой. На мгновение Сергею показалось, что ребенок не дышит. Он бросился к нему. Сдернул одеяло и... Мальчик открыл глаза.
     - Папа, ты чего?
     - Сыночек, Антошка, - начал приговаривать Сергей, то и дело поглаживая по непослушному чубу сынишки.
     - Папа, а скоро Новый год?
     Невинный вопрос, а в это время года еще и уместный, поставил Сергея в тупик, в неловкое положение. Ребенок все знал! Он знал, что его мать сбежит, еще за долго до того, как это случилось! Иначе, почему он не спросил, где она? Новый год ему нужен?! А мать нет?
     - Папа, а Дед Мороз придет?
     Чтобы не случилось у парня должен быть праздник!
     - Да, конечно, сынок. - Сергею стало стыдно за то, что он только что мысленно обвинял пятилетнего ребенка в сговоре против себя. - И принесет он тебе... Вот что ты хочешь?
     - Самолет на пульте управления, клюшку... - Ребенок продолжал бы перечислять, если бы его не остановил отец.
     - Погоди, погоди. - Сергей улыбнулся. - Я думаю Дед Мороз нас сейчас слышит и обязательно принесет то, что ты хочешь. А мы сейчас с тобой пойдем позавтракаем.
     - Пап, а что ты хочешь? - Мальчишка смотрел в глаза отцу.
     Нажраться, - подумал Сергей.
     - Даже и не знаю, сынок. У меня же уже есть ты. - Сергей обнял сына. Антошка засмеялся.
     Чтобы не случилось я не лишу ребенка подарка!
    
    
     8
    
     Завтрак не удался. Яичница подгорела и отправилась в мусорное ведро. Из еды в холодильнике лежала луковица и красная повядшая перчинка. Не самое лучшее меню для ребенка. Сергей решил пойти в магазин - спиртное тоже закончилось.
     Через час он накормил ребенка. Закрыл дверь в кухню. И снова размышления и выпивка. Что еще нужно одинокому мужчине?
     Очухался Сергей часов в одиннадцать. Он судорожно начал соображать: что сейчас утро или вечер. Потом зашел в зал - Антошка спал в кресле. Сергей переложил его на диван и укрыл плюшевым одеялом. Он вспомнил, что купил это одеяло на первый день рождения Антошки. Троикуров улыбнулся и, пошатываясь, вышел из комнаты. Допил бутылку водки, стоявшую на столе.
     Надо что-то делать. Завтра на работу, а Антона не с кем оставить. Вот когда в полной мере ощущаешь себя одиноким. У Антошки ни дядек, ни тетек, ни бабушек, ни дедушек не было. Бабушка-змея не в счет. Сергей детдомовский, а Иркина мать жила для себя. Хотя… может и получится? В любом случае надо попробовать. Сергей набрал тещин номер и замер. Он поймал себя на мысли, что боится ее.
     - Але, - раздался голос Веры Спиридоновны.
     А ведь есть чего бояться, а?
     - Добрый вечер...
     - Для кого как. Чего хотел?
     - Вера Спиридоновна, Вы не могли бы завтра забрать Антошку к себе? Я ухожу на работу...
     - Детей понарожают, а потом бабушкам спихнуть норовят, а?
     Вот сука! У нее еще язык поворачивается такое говорить?
     - Так да или нет?
     - Завтра что у нас? Вторник? Ладно, волоки своего сына.
     - Спасибо, - выдавил из себя Сергей и нажал отбой.
     Хотелось напиться, но нельзя. На работу. Утренний осмотр у заводского врача был формальным, но с перегаром прийти это одно, а пьяным в стельку - это совсем другое. Так что Сергей решил, что ему хватит. Выпил еще сто грамм и пошел принять душ.
     После душа должно было полегчать, но это только в позитивных кинолентах и фантастических книгах. В жизни же так не бывает. Сергей чувствовал себя отвратительно. Мозги словно горячая манная каша. Поясницу ломило. Он не выдержал и вернулся в кухню. Достал бутылку водки. Рюмка стояла на столе. Ждала. Но Сергей взял двухсот граммовый стакан. Вдруг у него появилось чувство Дежа Вю. Стакан из тонкого стекла стоял на подоконнике и в нем снова лежала мертвая (или пьяная?) муха. Сергей вытряхнул насекомое и налил стакан до краев водкой.
     Должно подействовать как снотворное, - подумал Сергей и выпил.
     В эту ночь он спал хорошо.
     До пяти утра.
    
    
     9
    
    
     Телефонный звонок вырвал Сергея из хмельного сна. Он медленно поднял голову. Потом, сообразив что это телефон и он может разбудить ребенка, подпрыгнул и побежал в прихожую. Серега даже думал, что снова услышит пьяное "Але", но...
     - Что не спится? - Услышал он голос жены. Пьяный голос бывшей жены.
     - Алло, - будто не узнал ее, произнес Сергей.
     - Алло, алло, - передразнила его Ира. - Неудачник, ты хоть заметил, что от тебя ушла жена?
     - Сука! Ты еще издеваешься?
     - Дерьмо, да ты так все время и живешь. Либо над тобой издеваются, либо ты на работе, где над тобой тоже издеваются. Ты у Гришки Тиунова спроси: Как ему со мной было?
     - Сука, да я тебя...
     - Что ты меня? Что может быть хуже, чем жить с тобой? Ты смешен, Троикуров. - Она положила трубку.
     Положила! Вот мразь! Зачем она звонила?! Чтобы поиздеваться над тобой, придурок! Сука!
     Сергей пошел в кухню. На часах над столом было пять пятнадцать. Ну не сука, а? Решила, что не достаточно насолила? Оставалось только в пять утра дерьмом обозвать. И с этим она справилась замечательно.
     Троикуров достал из холодильника вчера недопитую бутылку. Поставил на стол. Рядом стакан. Тот, из тонкого стекла он разбил вечером, поэтому достал такой же с черной надписью Таверна. Через два часа вставать, а он... Он налил чуть больше половины. Как раз по надписи. Посмотрел на стакан. На работу ведь надо. Эх, работа не волк... Он выпил содержимое Таверны. Отрыгнул и пошел принять душ. Который, как уже стало обычным делом, ни хрена не облегчал его нелегкую жизнь. А кому нужно такое облегчение? Лучше хмельного затмения еще никто не придумал.
     Не пьяный и не трезвый к семи часам Сергей стоял одетый и будил Антона.
     - Антошка, сынок. Вставай.
     Мальчик открыл глаза.
     - Папа, а Новый год скоро?
     Черт! Черт! Черт! Ему не нужна мать, ему не нужен отец! Ему нужен гребаный Новый год! Как будто новый будет лучше, чем старый. То же самое дерьмо в праздничной обертке.
     Сергей еле сдержался чтобы не закричать на сына. Он вспомнил... вспомнил, что и сам, уже будучи взрослым всегда ждал от Нового года чего-то необычного. Чего-то, что изменит его жизнь. Он ждал перемен. Но с каждым Новым годом единственное что менялось так это его возраст. При чем не в меньшую сторону.
     Сергей присел рядом с сыном. Погладил его по светлым, как у жены, волосам.
     - Скоро, сынок, скоро.
     Чтобы не случилось у парня будет подарок!
    
    
    
    
     10
    
    
     Он не хотел себе признаться, но почувствовал себя лучше, когда отвел Антошку Вере-змее-Спиридоновне. Будто мешал он Сергею. Может и мешал, но Троикуров предпочитал умолчать это. Он любил малыша и это значило, что он никак не мог быть обузой. Должно было значить, но Сергей избавившись от сына, облегченно вздохнул. Теперь, кроме похмелья, о предательстве жены никто и ничто не напоминало.
     Проверка на допинг была пройдена успешно. Сергей пообещал Марине Алексеевне - милой медсестре, бутылку шампанского на праздник, если она скроет от руководства его слегка завышенные промили. Получил оружие и отправился досыпать на дальний пост, через который даже насекомые не летают, не то что люди.
     Поспать ему не удалось. Часа в два по полудню телефон внутренней связи разбудил его. Сережа соображал, где находится. На мгновение ему даже показалось, что он дома и звонит его телефон. Сука, опять издеваться будет. Но потом зрение пришло в норму и передало достаточно четкий зрительный образ в мозг-манную кашу, чтобы понять он не дома! Телефон трезвонивший на всю округу был без диска и кнопок для набора номера.
     Он поднял трубку.
     - Да.
     - Троикуров, мать твою! - заорал начальник караула. - Ты что, спишь? Давай мухой на КПП.
     КПП на заводе было три. Для людей, для автотранспорта и для ж/д. Поэтому у Сергея возник резонный вопрос.
     - На какой?
     - На первый, мать твою!
     Сергей положил трубку и вышел из будки. Повесил навесной замок, будто там есть, что взять. Спустился по обледеневшей лестнице. Начавшийся с утра снег закончился, мороз начал крепчать. Сергей убрал руки в карманы и пошел по заснеженной дорожке.
     Он шел к проходной и думал. Он был практически уверен в том, что его сдала сисястая сучка в белом халате. Хер ей теперь какое шампанское! Когда он подошел к проходной, мысли о том, что он не даст ей бутылку "Советского", уже не утешали. Его могли выгнать с работы! А он в свои сорок лет ни хрена больше не умел! И самое удивительное, что и не хотел. Нет. Не сейчас, хотя учиться никогда не поздно. Сразу после армии дружок его подсуетился и Серега пошел во Вневедомственную охрану. Ключевое слова охрана. Оно тогда стало ключевым и оставалось по сей день. Вневедомственная, потом охрана Цемзавода, охрана "Резинотехника" и вот последние семь лет "Азот". Пожизненный охранник, как его называли коллеги. Они то все мастера. Леха бывший электрик. Серега бывший повар. В общем сплошные бывшие слесаря, токаря и сантехники. Люди имеющие крепкий тыл, вот кто посмел его назвать пожизненным охранником. Сергей и не был против до тех пор... А вот до этих самых пор, когда ему скажут, мол, Сереженька, умеешь пить, умеей и на хер уходить.
     Он вошел в кабинет начальника караула. К изумлению Сергея тот был рад ему.
     - Сереженька, давай быстрее. На вот. - Он достал клочек бумаги с номером телефона. - Звонила соседка твоей тещи. Мол, не знает что делать. Позвони.
     Сергей, молча снял трубку и набрал номер. Через три гудка трубку подняли.
     - Алло.
     - Вы звонили, - позабыв о приличии, произнес Сергей. - Что Вы хотели?
     - Сережа? Сережа. Это Тамара Эмзаровна - соседка Вашей тещи. Она уехала и оставила Антошку у меня. А он... А он плачет и хочет к... Он все время зовет Вас, Сережа.
     - Я сейчас буду, - сказал Троикуров и положил трубку.
     - Что случилось? - спросил начальник караула.
     - От меня ушла жена.
     Сергей рассказал ему все. Начальник выслушал.
     - Иди, конечно. Семен тебя отвезет. И пока не устроишь парнишку, не приходи. Не волнуйся здесь будет все в порядке.
     Когда Сергей с Антоном зашел домой, он буквально замер. Наган тысяча девятьсот тридцать седьмого года выпуска все еще висел на поясе. Черт знает что за времена настали? Он впопыхах забыл сдать оружие. А куда смотрел начальник? Ладно, надежда, что к нему не приедет отряд ОМОНа, была. Сейчас позвоню и все улажу. Но он так и не позвонил. Напился. Как только усадил Антошку у телевизора, пошел в кухню.
     Там была водка.
    
    
    
     11
    
    
    
     Сергей проснулся с мыслью о подарке сыну. Он резко поднял голову и выпрямил руку. Стакан (скорее всего это был с надписью Таверна) упал на пол. Он напряг извилины. Сергей точно помнил, что заходил в фирму. "Елки-палки", кажется. Снегурочка. Груди! Он вспомнил, что был в фирме и заказал Деда Мороза и подарок. Но какой, он так и не смог вспомнить.
     Сергей встал. В висках кольнуло. Он поднял голову на часы. Восемь. То что сейчас утро он понял по скребущему звуку лопат дворников. Он посмотрел на стол. Кроме пустых бутылок ничего. Троикуров встал. Подошел к холодильнику. На полках было пусто. Выход в магазин неминуем. Ребенку надо что-то купить, да и в "Елки-палки" заскочить.
     Он заглянул в комнату - Антошка еще спал.
     Чтобы не случилось, у парня будет подарок. Сергей оделся и вышел в морозное утро.
     Троикуров буквально вывалился из перекошенного автобуса желтого цвета. Фирма "Елки-палки" располагалась в подвальном помещении бывшей Обувной фабрики. Когда Сергей ехал в автобусе, твердо решил не похмеляться пока не поговорит с грудастой Снегурочкой. Но как только он вышел из автобуса его решение смягчилось. Будто кусочек льда, попавший на горячую сковороду, его твердое решение превратилось в лужицу. А когда взгляд Троикурова уперся в потрескавшуюся надпись "Вино-Водка" над магазином, эта лужица вовсе испарилась.
     Он дождался зеленого светофора и перешел через дорогу. Он знал это заведение - пару раз с мужиками они заходили сюда после работы. Сергей подошел к прилавку. Обернулся - осмотрел зал. За столиком у окна сидел одинокий посетитель с обрюзгшим лицом. Кружка пива стояла так же одиноко как и человек. Она будто и не принадлежала ему. Человек смотрел в окно.
     - Что будете?
     Троикуров повернулся на голос. Перед ним стояла толстая женщина. Лицо на фоне белого халата было пурпурным.
     - Пиво, - Сергей еле разлепил губы. - Бокал.
     Женщина со звоном поставила бокал под кран. Струя пива, тоже как-то особенно громко ударила о стеклянное дно сосуда. Сергею хотелось закрыть уши, но он решил не привлекать к себе внимания большего, чем это уже сделал его вид. Трехдневный запой изрядно помял его лицо. И если перед выходом он оделся в выглаженные чистые вещи, то лицо оставалось измятым.
     Наконец, издевательство над нервами Сергея закончилось и он, расплатившись, взял кружку и побрел к столику в дальнем углу, напротив входа. Сел на лоснящийся от тысячи задниц стул и сделал два больших глотка из кружки. Мысли путались. Начинал думать о суке-жене, переключался на змею-тещу, заканчивал Антошкой. Вот кто пострадал больше всего. И снова: сука-жена, змея-теща, Антошка. Сука, змея, Антошка. Нет. Этому конца не будет. Пивом душу не обманешь. Он допил пиво. Встал и пошел к прилавку.
     - У вас водка есть?
     В том, как Троикуров наклонился к продавщице и прошептал свой вопрос, было что-то интимное. Но женщину с пунцовым лицом пучило от ежедневного интима, поэтому она хмыкнула и с расстановкой произнесла:
     - Нет, бля. Здесь же кинотеатр. Вывеску только забыли сменить.
     Сергей туго соображал. Он хлопал ресницами и молчал.
     - Сколько? - спросила продавщица.
     - Чего сколько?
     - Билетов, бля, на места для поцелуев, - продолжала резвиться женщина. Потом поняла, что они так долго беседовать будут. Добавила:
     - Тебе водки сколько?
     - Двести.
     Она налила водки. Достала из под прилавка тарелку с вялыми огурцами.
     - На, закуси, - с пониманием произнесла продавщица.
     Когда он выпил и закусил, в его голове осталась только одна мысль.
     Чтобы не случилось, у ребенка будет праздник.
     С этой мыслью он вышел из забегаловки.
    
     Он вошел в кабинет к Снегурочке. Сергей все вспомнил. Когда он заказывал Деда Мороза. Сколько заплатил и сколько раз посмотрел на сиськи этой милой дамы. А вот вспомнить какой выбрал подарок, он так и не смог. Судя по тому, что он заплатил почти шесть тысяч, либо подарок дорогой, либо он купил Деда Мороза в рабство (по крайней мере, на один месяц).
     - Проходите, - предложила женщина, но с места так и не встала. В первый раз, - подумал Троикуров, - она подскочила ко мне и готова была занести меня на руках.
     - Что вас привело к нам? - не скрывая отвращения, произнесла Снегурочка. Теперь она больше походила на злую ведьму.
     Сергей подошел к столу и плюхнулся на единственный стул. Посмотрел на нее. На ее груди. Он даже вспомнил, что в тот день она была именно в этой блузке. Женщина подняла руку к разрезу, только теперь, чтобы прикрыть его. Троикуров пьяно усмехнулся.
     - Чего вы хотите? - Отвращение сменил страх.
     - Я заплатил шесть тысяч, - произнес Сергей и снова уставился на разрез блузки.
     - За что?
     - Вот и я бы хотел узнать за что. - Идиотская улыбка не сходила с лица Троикурова.
     И тут она вспомнила. Это же тот симпатичный мужик! Что с ним случилось за три дня? Репетиция перед основным выступлением? До чего же мужики себя могут довести! Он даже не помнит, что заказал для ребенка. Она достала журнал заказов. Открыла его. Женщина даже вспомнила число когда он приходил. Двадцать седьмого декабря. На это число было записано шесть человек. Как не пыталась, она не смогла вспомнить фамилию мужчины.
     - Подскажите фамилию. - Снегурочка подняла взгляд на помятую физиономию посетителя.
     - Троикуров.
     Она нашла фамилию и, проводя пальцем по строке, начала читать.
     - Дед Мороз без Снегурочки, тридцать первого декабря в одиннадцать часов. Утра, разумеется. Подарок - робот.
     Робот! Черт возьми, как он мог забыть. Это должно порадовать Антошку.
     - Спа-си-бо, - произнес Сергей на манер объевшегося волка из мультфильма "Жил-был пес..." Это был любимый мультфильм Антошки.
     Он встал и пошел к выходу.
     - Мы еще проводим дни рождения и свадьбы, - крикнула ему вслед хозяйка кабинета.
     Но Сергей даже не обернулся. Махнул рукой и вышел из логова Снегурочки.
     Троикуров был удовлетворен. Он узнал, что хотел. Да и что не хотел тоже. Мы проводим дни рождения и свадьбы. Оно мне нужно? Когда он вышел из подвала "Елки-палки", его взгляд упал на вывеску Вино-Водка. Нет. Лучше запастись в магазине. Ведь завтра Новый год.
     Антошка сидел перед телевизором, когда Сергей вошел в квартиру. Мальчик поднял мокрые от слез глаза на Троикурова.
     - Сынок, ты чего?
     Сергей поставил сумки в прихожей и прошел в комнату. Мальчик вскочил и побежал на встречу отцу. Прижался к нему и зарыдал.
     - Сынок, ты чего? - то и дело повторял Сергей до тех пор пока сам не заплакал. И тогда уже вместо слов выходило только мычание.
     - Папа, я думал, что ты меня тоже бросил.
     И уже начавший затихать плач, возобновился с новой силой. Мальчик уже перестал всхлипывать, а Сергей все еще содрогался в рыданиях. Потом немного успокоившись, Троикуров произнес:
     - Сынок, чтобы не случилось, у тебя будет подарок.
    
    
    
     12
    
    
    
     Алена Сергеевна Новикова сидела за столом, когда в ее кабинет ворвался Дед Мороз.
     - Аленка! Ты прикинь! Двух роботов всего привезли!
     Алена поднесла руку к груди. Дурацкая привычка.
     - Как два робота? Но деньги же уже взяты!
     - С кого взяты?
     Алена открыла журнал заказов. Савельев, Трифонова и Троикуров. Три человека заказали на тридцать первое декабря три робота. Вот теперь как хочешь Алена Сергеевна, но выложи подарки людям.
     - Савельев, Трифонова и Троикуров, - выдавила из себя Новикова.
     - Вот и реши, кому из них подарить что-нибудь другое. - Дед Мороз, а в свободные дни от Новогодних праздников просто Славка - муж Алены, одарил ее суровым взглядом из-под ватных бровей и вышел из кабинета.
     Мудак! Первая мысль и самая правильная. Алена ненавидела своего мужа. Алкаш херов! Актер он хороший, конечно. По крайней мере, для детей. Каждый Новый год он дрова. Напивается, как последний день живет.
     Алена встала из-за стола.
     Савельев, - думала Новикова, - предприниматель. Баллотировался в мэры. Не прошел, но все-таки… Нужный человек. Трифонова - тоже предприниматель. Никуда не баллотировалась, но… Но у нее брат. Бывший борец, бывший депутат. В общем, если он бывший там, то здесь он даже очень настоящий, а то и будущий. Остается Троикуров. Кто он? Просто милый человек? Нет, для нашего бизнеса этого недостаточно.
     Решение пришло само собой. И это не смотря на то, что для него она была Снегурочкой.
    
    
     13
    
    
     Звонок в дверь разбудил его. Все тело затекло. Сергей снова уснул сидя за столом. Троикуров встал, тяжело соображая что его разбудило. Потом поняв, направился к входной двери. Каждый шаг давался с трудом.
     За дверью стоял Дед Мороз. Пьяный!
     Сергей его впустил.
     - Я веселый Дед Мороз! - зычно произнес Вячеслав Новиков. - Я подарки вам принес.
     - Что ты орешь, "борода из ваты"? - Сергей взялся за голову.
     - А где ребенок? - немного сбавив голос, произнес актер.
     - Спит, наверное. - Сергей повернулся и посмотрел на дверь зала.
     - Выпить что есть? - уже шопотом спросил Слава.
     - Заходи.
     Они прошли на кухню. Троикуров достал из холодильника бутылку и апельсин. Пока он разливал по рюмкам, Дед Мороз нарезал фрукт.
     - Ну, давай за Новый год? - Актер поднял наполненную рюмку.
     - Ага, давай.
     Они выпили, закусили.
     - А что хозяйка тоже спит?
     Сергей сфокусировал взгляд на красно-белом наглеце. От чего тот как-то съежился, стал меньше.
     - Ты не забываешься, дедушка?
     - Молчу, молчу. - Новиков приложил руку к губам.
     - Вот и давай, займись своим делом.
     Дед Мороз глянул на бутылку. Вздохнул и встал.
     - Я веселый Дед Мороз! - выкрикнул он. - Я подарки вам принес!
     Дверь в кухню открылась. На пороге стоял Антошка. Заспанное личико в миг стало счастливым при виде Деда Мороза.
     Мужчина обернулся.
     - Ну-ка, кто у нас здесь?
     - Это я, Антоша. - Мальчика переполняло счастье.
     - Ну иди сюда. – Дед Мороз сел. - Хорошо ты себя вел целый год?
     - Да.
     - Ну, тогда у меня для тебя есть подарок. - Он нагнулся к своему красному мешку. Пошарил там и достал... У Сергея челюсть отвисла. Дед Мороз вместо робота достал заводной танк, которому цена рублей триста.
     - Спасибо, - выдохнул мальчик и, повернувшись к отцу, спросил:
     - Папа, я пойду поиграю?
     - Иди, сынок. - Сергей встал и закрыл дверь за Антоном.
     - Ну что, хозяин, плесни соточку за артистизм…
     - Вы что там в своих "Елках-палках" охерели, что ли? - Сергей ринулся на Деда Мороза. Сорвал с него бороду. Актер понял, что его поздравление в этой квартире затянулось и пора бы и честь знать, вскочил и наотмашь ударил хозяина мешком. Сергей падая, прорычал: Где мой робот, сука?
     Дед Мороз подхватил бороду и мешок и побежал к выходу. Сергей понял, что не успеет его догнать. На глаза навернулись слезы. Что бы не случилось, у моего Антошки будет подарок! Он выбежал в коридор.
     Дед Мороз возился с замками входной двери. Сергей знал, что голыми руками не заберет подарки у представителя увеселительной фирмы. Его взгляд уперся в портупею с кобурой, висевшую на вешалке. Вот оно! У моего сына будет подарок!
     Сергей подбежал к вешалке. Выхватил наган. Артист услышал шум за спиной и резко развернулся, замахнувшись мешком. Слишком резко. Раздался выстрел.
     Он так и не нацепил свою гребанную бороду из ваты, - подумал Сергей, опуская пистолет. И тут же вторая мысль. Словно пушечный выстрел. Что же я наделал? Он сел на пол. Схватился за голову и заплакал.
     Так нельзя жить! Там нельзя жить! - судорожно размышлял Сергей. У меня теперь заберут Антошку. Я так не смогу!
     Он медленно встал. Вложил наган в кобуру. Подошел к трупу. Посмотрел на дырку в груди. Перевел взгляд на искаженное лицо.
     Дед Мороз не подавал признаков жизни. Сергей вытер слезы и нагнулся. Перевернул тело и достал из-под него мешок с подарками. Все мои! Но он, в конце концов, хотел только справедливости. Сергей дернул за золотые тесемки и вывернул содержимое на пол. Куклы, солдатики и мягкие игрушки полились к его ногам. Последним выпал динозавр. Робот, обещанный ему - точь-в-точь, как он видел в каталоге. Сергей поднял его и с блаженной улыбкой пошел к комнате.
     Сергей нашел сына под столом.
     - Антошка.
     Ребенок молчал.
     - Сынок, вот твой подарок. - Сергей протянул робота сыну. Мальчик медленно принял игрушку. Троикуров вытащил мальчика из его укрытия и обнял. Такая скорбь выплеснулась из груди, глаз, рта - Сергей завопил словно раненый медведь.
     - Сынок, я только хотел, чтобы у тебя был подарок...
     Мальчишка молчал. Он держал в руках динозавра и молчал.
     - ...чтобы был подарок и все!
     Вдруг Сергей за стеной собственных рыданий услышал приближающийся вой сирен. Он резко прекратил плач, как и начал. Это все! Одной рукой вытер слезы, второй продолжал держать сына - Сергей боялся, что Антон опять спрячется и он не сможет проститься с ним.
     - Сынок, чтобы не говорили тебе... знай... я очень люблю тебя. Прощай. - Он поцеловал ребенка и встал с колена. - Прощай. - И поспешно вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.
     Раздалась трель звонка. В дверь постучали. Сергей знал кто это, но открывать не собирался. Подошел к вешалке. Вынул наган и пошел в ванную. Чтоб не напугать ребенка. Будто "борода из ваты" с дыркой в груди его не напугает?! Но все-таки... Когда он вошел в ванную комнату, услышал - дверь начали ломать.
     Сергей сел в эмалированную ванну. Вставил ствол нагана в рот и медленно придавил спусковой крючок. Мысли покинули голову. Нет, одна промелькнула. Быстро. Будто, чтобы он не успел за нее зацепиться и, возможно, передумать.
     И все-таки, у Антошки есть подарок...
     ...раздался выстрел...
    
    
    
     14
    
    
    
     Выстрел вывел мальчишку из оцепенения. Он встрепенулся, будто ото сна. Посмотрел на игрушку в своих руках и улыбнулся. Ведь он и мечтать о таком не мог! Антон включил динозавра и поставил на пол. Тот выгнулся, зарычал и пошел по комнате. Таких Антошка видел в "Прогулках с динозаврами". Тираннозавр, а что это именно он Антон знал, снова выгнулся и зарычал. Антошка восхищенно посмотрел на закрытую дверь, сел на пол и закричал:
     - Пап, иди посмотри, что он вытворяет.
     Папа не пришел. Антон еще раз с улыбкой посмотрел на дверь и... Она распахнулась. В комнату ввалились люди в масках и с автоматами. Как мои солдатики, - подумал Антошка. Солдатики бегали по комнате. Дед Мороз лежал у двери. Около него люди в белых халатах. А папы нигде не было.
     Антошка взял своего динозавра. Прижал к себе и сел на кровать. Люди ходили по квартире как по своей. Папа так к нему и не подошел. Подошла какая-то тетя в милицейской форме. Красивая как мама. Что-то говорила, но Антошка ее не слушал. Он смотрел на своего тираннозавра и улыбался.
     Папы нет, но у меня есть ты. Мой подарок.
     Робот зарычал в ответ.