Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин


    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



        

Ольга  К.

Счастье. Комплектация "Люкс".

    Счастье. Комплектация « Люкс »
    
     Л и л о в о е:
    
     Решетка прогибалась под ногами, грязная вода вползла в оторвавшийся рант ботинка, стало мерзко. Расчетливо, время от времени, включая фонарик, чтобы сэкономить заряд батарей, он отыскал в темноте дверь бытовки. То, что надо: отгороженный закуток без окон.
     Свет включился, уже хорошо, не понадобится искать щит с рубильниками в гулкой темноте пустующей автомойки. Быстрый осмотр ящиков стола принес початую коробку рафинада, заскорузлые пряники и мутный стакан…
    
     Настоящее :
    
     Коробка валялась в стороне, припорошенная свежим снегом. Игорь не заметил бы ее, но потерял равновесие на утоптанном до сального блеска тротуаре. Он упал вбок, на одну руку, чуть не вдавив потерянную кем-то коробку еще глубже в сугроб.
     Легко разыскать хозяина потерянного мобильника и в найденном под ногами кошельке может оказаться визитка или квитанция с адресом. Но конфеты? Посчитать за предновогодний подарок судьбы? Сладкоежкой он никогда не был, в другое время прошел бы мимо, но сегодня нежданное приобретение, хоть какое-нибудь, казалось компенсацией за не самый приятный день жизни.
     ...Глянцевая коробочка с крупной надписью в вычурных завитках: «Счастье. Комплектация Люкс ». Он разорвал целлофан, ветер шевельнул бумажку с сиреневым штампом «упаковщик N 5» и тонкую бумажную прокладку, украшенную полупрозрачными надписями. Бумагу пришлось приложить к темному рукаву куртки, чтобы прочесть: « Только знающий себя способен жить в мире с собой, ибо, что есть счастье, как не отсутствие смятения, угрызений совести, колебаний в принятии решения… …Счастье – на стороне того, кто доволен тем, что…»
     Вопреки заявленной комплектации внутри, под бумагой с трудночитаемыми изречениями, лежало всего три конфеты, остальные гнезда золотистой коробки пустовали.
     - Упаковщик номер пять проголодался, - хмыкнул Игорь, разглядывая три разноцветные мармеладины: красную, зеленую и темно-лиловую.
     Дома он кинул коробку на стол, походя щелкнул клавишей чайника и вдруг вспомнил, как хохотал когда-то, впервые увидев тефалевский каталог. Белоснежные и пастельные, стройно-округлые, с лампочками и шкалами, те чайники настолько не совпадали с привычным образом эмалированной посудины с весомо грохочущей крышкой, что… смеялся до слез, короче говоря.
     Нет, смеялись вместе. Лиза, глядя как он тычет пальцем в страницы, тоже подавилась словами: «ча… чайник… вот это …это у них… чайник называется!». Они забрели на служебную лестницу универмага и расположились на ступеньках. Никто их не видел, кроме ярких солнечных лучей, бьющих в стеклянную стену. Хороший был день, счастливый.
     Потом стало хуже, она всё сильнее настаивала на официальной фиксации отношений, он отнекивался и увиливал, сколько мог.
     Так и осталось неясным, из-за чего рассорились окончательно, перестали встречаться и всё. Месяц спустя он нашел на полке забытые бусы из желтого янтарного крошева и отнес Лизе домой. Она молча взяла их и захлопнула дверь.
     Игорь заварил чай в «эгоистке», пузатой кружке, разрисованной усатыми драконами, и задумался, комкая в руке шуршащую невесомую бумагу.
     Счастье… Если бы он уступил тогда, если бы не стал цепляться за свою независимость, был бы податливее…
     Он рассеянно надкусил зеленую конфету.
    
     З е л е н о е:
    
     - …а Светланка в новом костюмчике сегодня пришла. Знаешь, приятный такой цвет, изумрудный, но ей не к лицу. Она еще и бусы розовенькие нацепила, тихий ужас! А цвет хороший, помнишь, у меня платье такое было. Ну, как не помнишь, я его надевала, когда с твоими родителями ездили знакомиться…
     Игорь не вслушивался с того самого момента как ступил на порог. Прошедший день был не из легких, и завтрашний никакого расслабления не обещал. Он переодевался, мыл руки, выкладывал бумаги на рабочий стол и механически кивал.
     « Презентация готова, придраться не к чему, но наверняка вспомнят про зарубежный филиал, и тогда придется проект уступить. Русскоязычную часть придется отдать за просто так, а перевод нам не осилить. Найти толкового переводчика, пообещать…»
     - Ты меня совсем не слушаешь! – воскликнула Лиза, выкладывая на тарелки ужин.
     - Слушаю, слушаю,- он сел за стол.
     «Эффектами впечатление произвести, роликов навставлять… Анимацию покрасивее… Где у меня книжка по скриптам, здесь или осталась на работе?»
     - Жалко, что мое зеленое платье уже старое, на праздник не одеть. У вас корпоратив будет?
     Игорь кивнул, откупился этим кивком и некоторое время жевал, полностью погрузившись в свои мысли.
     - Посолено нормально? – заботливо спросила Лиза.
     - Да, спасибо, вкусно.
     И для большей убедительности добавил: «Очень вкусная курица».
     - Это рыба, - ее голос обиженно дрогнул.
     О, черт… Он растерянно поковырял вилкой. Может и рыба.
     - Ты совсем не обращаешь на меня внимания, – обвинила она и выскочила из-за стола.
     Хлопнула дверь спальни, он остался тупо глядеть в тарелку.
     «Надо же так, на пустом месте… На пустом… с нуля к завтрашнему утру анимацию не успеть, надо порыться в шаблонах и заготовках, наверняка, найдется что-то подходящее…»
     К запертой двери спальни Игорь подошел спустя четверть часа.
     - Лиза, милая, давай не будем дуться по пустякам. Было так вкусно, что я и не заметил, что ем. Открой дверь, давай обнимемся и простим друг друга. Да, я был не очень внимателен, у меня был трудный день…
     Он посмотрел на часы. Пять минут на поцелуи, минут десять – на размазывание слез и соплей, если обида будет исчерпана, она прижмется по-кошачьи и потянет его в постель. Сорок минут, ну, час, дольше нельзя, надо всё же сделать анимацию, нашлись подходящие шаблоны, но требуется книга, уточнить кое-что. Он читал ее вчера перед сном и оставил на тумбочке у кровати.
     - Лиза, милая,…
    
     Настоящее:
    
     Игорь вынырнул из зеленого морока, кухня была прежней, холостяцкой, чай в кружке с драконами не успел остыть. Косо лежала картонная крышка с надписью «Счастье...».
     Кошмар, уступи несколько раз подряд, дай женщине сесть тебе на шею и уже не выберешься. Так и будешь кивать, вилять и притворяться. Нет, мужчина должен вести себя не так.
     Он отхлебнул чай и взял из коробки красную конфету.
    
     К р а с н о е:
    
     - …а Светланка в новом платье сегодня пришла. Знаешь, приятный такой цвет, красный, но такой кораллово-красный, глаз не режет и ей к лицу. Она еще и бусы рыженькие нацепила, совсем здорово вышло. Я на ее фоне совсем не смотрелась, юбка новая, но простенькая до ужаса. Как ты думаешь, мне красное пойдет? Вот такое, например?
     Игорь как раз намыливал руки, выглянул, изогнувшись, из ванной:
     - Сойдет. Что у нас на ужин?
     - Салат, запеченная форель и картошка.
     - Ты же знаешь, я не ем рыбу.
     - Но нельзя же всегда ее не есть. Это форель, не что-нибудь, она вкусная. Это очень полезно и…
     Он уже выкладывал на рабочий стол документы из кейса:
     - Я не ем рыбу. Никакую. Ты пришла домой четыре часа назад и не удосужилась приготовить нормальную еду.
     - Я тоже работаю, между прочим! – оскорбилась Лиза.
     - Знаю я твою работу: полдня шмотки меряете и еще полдня языками треплете.
     Она хотела ответить, но сдержалась, потому что он всё-таки сел за стол и приступил к ужину.
     - Вкусно же, - с укоризной сказала она, забирая чистую тарелку.
     - Было бы невкусно – не ел бы.
     Ему самому очень понравилось то, как он это сказал. Спокойно и равнодушно. По-мужски.
     Так же спокойно и равнодушно он вернулся к столу с документами. « Анимацию к завтрашнему дню обязательно надо доработать. Хочешь что-то сделать хорошо, сделай это сам. Где-то тут была книжка по скриптам…»
     - Лиза! Ты куда книжку убрала?!
     - Какую?
     - ActiveScript. Красно-белая, толстая, тут лежала. Где она?
     - Не знаю, я не трогала.
     Через пару минут он вспомнил, что книгу оставил вчера на прикроватной тумбочке.
     Дверь в спальню оказалась заперта изнутри. Понятно. Мы обиделись.
     - Лиза, открой дверь.
     - Вспомнил, где твоя книжка, да? Там, где ты ее бросил!
     - Лиза, она мне нужна для работы.
     - Знаю я твою работу! Полдня пиво хлещете, полдня с девками перемигиваетесь.
     Игорь почувствовал, что красноватая дымка вокруг сгущается, липнет, становится трудно дышать. Ничего себе, как мы разговариваем. Ну, всё.
     - Если ты сейчас не откроешь, я выломаю дверь.
     - Конечно! Ломать – не строить, - ехидно отозвалась Лиза.
     Он отошел в конец короткого коридорного аппендикса. Дверь хлипкая, вышибить труда не составит. Ремонтировать потом, ну да черт с ним, нельзя же такое с рук спускать. Нет, я тебя вразумлю, деточка, минут сорок нам за глаза хватит, а потом за работу.
     Он глубоко вдохнул и приготовился.
     Ну, милая…
    
     Настоящее:
    
     Из красного видения Игорь выпрыгнул с колотящимся сердцем. Ничего себе, счастьице! Винить некого, даже если в конфетки что-то подмешано ( он подозрительно повертел в руках крышку), главная составляющая этого наваждения – он сам.
     Что вправо, что влево, что в красное, что в зеленое, всё какое-то кривобокое. Представился упаковщик Номер Пять, взъерошенный, торопливо заглатывающий конфеты в надежде наткнуться на свой вариант счастья. Интересно, ему повезло? На каком оттенке?
     Игорь махнул рукой и взял последнюю конфету, чего уж тут осторожничать.
     «Счастье, - думал он, запивая мармелад большими глотками чая, как неприятное лекарство. – Это когда всем доволен. Вот, что есть у тебя, тем и доволен. Спокоен, не дергаешься и знаешь, что дальше будет только лучше, не хуже.».
    
    
     Л и л о в о е:
    
     … Быстрый осмотр ящиков стола принес початую коробку рафинада, заскорузлые пряники и мутный стакан. В шкафу нашлась баночка растворимого «Чибо», явно поддельного, ничем, кроме как паленой резиной, не пахнущего.
     Ни чайника, ни кипятильника. Где их хранили здешние работники, если только не сыпали кофе-порошок сразу в спиртное, не было сил выяснять. Он разулся, пристроил носки и ботинки к теплой батарее. Пряники неохотно отмокали в холодной воде, он закашлялся, жуя. Но всё это были мелкие неурядицы, пустяки. Ночлег, тепло, немного еды и воды, пока больше ничего и не надо. Он не задумывался, как очутился здесь, почему и от кого прячется, это знание висело невостребованным в укромном уголке мозга. Завтра будет лучше, обязательно будет. Это он знал точно. Или послезавтра. Будет дом, уют, любимая. А еще он сам, который сможет. Он, который сумеет быть счастливым.
     С этими мыслями он уснул.
    
     Настоящее:
    
     В дверь звонили, вежливо, без надрывного трезвона, но настойчиво. Игорь оторвал голову от кухонной клеенки. Легкое головокружение странным образом сочеталось с уверенностью, что спешить и тут же отпирать дверь не надо.
     А надо ему вытащить из шкафа чистую футболку, умыться холодной водой, пригладить волосы и воспользоваться любимым одеколоном.
     Потому что там, за дверью, стоит она.
     Та, с которой у него будет счастье.