Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



      Справка о беременности купить  

Алексей  Сорокин

Стать героем

     Дракон был болотного цвета, затрапезный и неказистый – маленький, с кривыми ножками, слабыми крыльями да редкими зубами. Сейчас он жался к стене замка, стараясь укрыться от оприходовавшего его рыцаря, подставляя последнему то спину, то бока.
     – Ой, больно же! Больно! Ай... Не так сильно! – пищал дракон, получая удары тяжелой палицы, и глядел на героя жалостливыми, полными боли и тоски глазами.
     – Ай! Ему же больно! Ой! Ай! – чуть в стороне так же тонко верещала самая настоящая светлокудрая принцесса. На ней было длинное белое платье и почему-то тиара.
     – Цыц, мразь, – обращаясь к дракону, пробормотал закованный в панцирь герой, и, хорошенько размахнувшись, влепил твари кулачищем промеж глаз.
     Дракон покачнулся, обреченно выдохнул струйку дыма, и рухнул на землю. Дернув лапой, он замер.
     Рыцарь на всякий случай легонько пнул поверженного противника, и развернулся к безмолвной толпе, наблюдавшей за скоротечным поединком. Толпа ждала сигнала, и сейчас напоминала мужчине стадо удивленных баранов.
     – Что за сборище? – презрительно прошептал герой и, набрав в легкие воздуха, провозгласил: – Чудище мертво! Можно праздновать!
     Его слова встретили радостными криками и рукоплесканиями, переходящими в овации. Вверх полетели шапки и чьи-то драные ботинки, в поверженного дракона – камни и пустые бутылки.
     Рыцарь отбросил в сторону чужую палицу, скинул перчатки, стащил оперенный шлем. Сетуя на палящее солнце, вытер вспотевший лоб, провел пальцами по бритой голове.
     "Хоть обниматься не лезут!" – облегченно подумал он. – "Задавят еще на радостях".
     – Тихо! Тихо, черти тебе в задн!.. – проплыл над толпой низкий, тягучий голос иерея Донла Блоима. – Вот, так-то лучше! – Через секунду, бесцеремонно работая локтями, из людской массы появился сам священник, и, прокашлявшись, скомандовал: – А ну без самовольства!
     Толпа смолкла. Донл Блоим приблизился к рыцарю, протянул ему пухлую ладонь:
     – Молодец, герой! Молодец, сэр Хригорд! Избавил нас от чудища! От твари мерзкой и дьявольской! Молодчина! – приговаривал иерей, тряся руку Хригорда. Затем повернулся к толпе: – Давай как договаривались! Запе-е-евай!
     Разношерстная толпа, где были и крестьяне, и купцы, и дворяне, стройно затянула:
     – Слава тебе, о, храбрый рыцарь! Да хранит господь душу твою! Да придет счастье в дом твой!..
     "Храбрый рыцарь" невольно прослезился:
     – Спасибо, святой отец, огромное спасибо! Не ожидал, не ожидал. – Хригорд огляделся: – А где принцесса? Вроде рядом была...
     Из продолжающей вполголоса напевать толпы выбралась несколько помятая принцесса с размазанной по лицу помадой.
     – Я здесь, мой спаситель! – девушка повисла на шее героя и чмокнула того в небритый подбородок.
     – А, да, да, – брезгливо пробубнил мужчина, с силой отстраняясь от девушки. Повернувшись к Донлу Блоиму, он молвил: – Ну, работу я свою сделал, и теперь мне пора. Меня ждут долгий путь и новые приключения! И награда вроде как должна ждать.
     – Конечно-конечно! – засуетился иерей. – Зирип! Зирип!
     Сзади на плечо священника легла ладонь с длинными пальцами музыканта. Хригорд мог поклясться, что мгновение назад за спиной священника никого не было.
     – Я здесь, Блоим, почем кричишь? – поинтересовался высокий молодой мужчина. Левую половину лица незнакомца скрывала длинная русая челка.
     – Зи-Зирип, – чуть заикаясь, произнес иерей, – ты меня когда-нибудь в могилу сведешь! Вознаграждение нашему герою при тебе?
     – А то! Держи, рыцарь, честно заслужил, – Зирип протянул Хригорду перевязанный нитью мешочек. Рыцарь подбросил кошель – внутри звякнули монеты.
     – Благодарю! А теперь мне пора! – повторил герой. – Никто моего коня не видел? Я его во-о-он у того дерева оставлял.
     По-прежнему не разбредающаяся толпа зашушукалась, бросая на спасителя недоброжелательные взгляды:
     – В воровстве обвиняет, – донеслись до Хригорда недовольные голоса. – В конокрадстве.
     – Стокен, – позвал рыцарь, – дуй сюда, ты где потерялся?
     Юный – едва усы пробились! – оруженосец не заставил себя долго ждать. Он прервал разговор с каким-то мальчуганом, быстро попрощался, и в три прыжка очутился рядом с рыцарем.
     – Я здесь, господин.
     Вблизи оруженосец Стокен напоминал солнце – был таким же рыжим и конопатым. Он забавно хмурился по делу и без оного, чем немало потешал своего господина сэра Хригорда.
     – Где мой конь, Стокен? – медленно, сквозь зубы, проговорил рыцарь.
     – Я не знаю, господин Хригорд, – тихо ответил оруженосец.
     – Не слышу тебя, малолетний оболтус!
     – Простите, господин Хригорд! – мальчишка грохнулся на колени. – Моя вина! Моя! Я отлучился на секундочку... прихожу, а коня нет.
     – Болван! Осел! Тупица! – разозлился рыцарь. – У меня все снаряжение украли, понимаешь?! Не только коня, а все! Абсолютно все!
     – Простите, господин! – заверещал оруженосец и схватил рыцаря за ногу. – Простите!
     А толпа продолжала негодовать, возмущаясь поведением спасителя. Зирип, видимо, понял, что добром дело не кончится, и распорядился:
     – Лучшего скакуна нашему герою!
     Какой-то мужчина привел под уздцы гнедого коня. Хригорд немного успокоился:
     – Ладно, Стокен, я тебя прощаю. Скажи спасибо господину Зирипу...
     – Спасибо.
     – ...Правда, деньги за меч и щит я удержу с твоего жалования, уж не обессудь.
     – Сам виноват, – понурил голову оруженосец.
     В разговор вступил Донл Блоим:
     – Не надо, сэр Хригорд, простите уж мальчика. Мы подарим вам лучший меч и самый крепкий щит.
     Рыцарь удивился:
     – Вы серьезно?.. Хорошо, так уж и быть.
     Ему принесли полутораручный меч и овальный щит с гербом Империи.
     – Повесь оружие на коня, Стокен.
     – Слушаюсь, господин.
     Ставя ногу в стремя, рыцарь осведомился:
     – С драконом чего делать собираетесь?
     – С драконом? – переспросил священник. – На пирожки пустим. С мясом.
     – Э-э, нет-нет! Не надо на пироги! Лучше мне его отдайте.
     – Да забирай! – священник равнодушно махнул рукой. – На кой он тебе?
     – Ну-у, – рыцарь задумался. – Ожерелье из зубов сделаю. Да и кожу на щит можно натянуть. Или талисман заговоренный смастерить. Знаю я одного умельца, вот он как раз...
     – Понял, понял, – перебил его Донл Блоим. – На телегу мы его тебе, в общем, погрузим, и еще коня дадим. А дальше сам.
     – Хорошо.
     Откуда-то сбоку вынырнула раскрасневшаяся принцесса:
     – Как же я? Жду страстной ночи любви!
     – В следующий раз, принцесса.
     – Как это – в следующий раз? – гневно воскликнула она. – Ты обязан!
     – Ошибаешься. – Хригорд забрался в седло.
     – Ну и ладно, – надменно бросила принцесса. – Лучше к мельнику схожу, он знает, как доставить девушке удовольствие. – Она показала мужчине язык, повернулась и пошла прочь.
     Рыцарь проводил ее взглядом.
     – Стокен, – сказал он, – давай беги на повозку к дракону, и следуй за мной. Телега уже готова.
     – Слушаюсь, господин.
     Рыцарь пришпорил коня, и под гул толпы удалился. Вскоре одинокая фигура всадника скрылась за горизонтом. Телега с драконом тащилась где-то далеко за его спиной.
    
     * * *
    
     – Ну что, можно?
     – Нет.
     Через десять шагов:
     – Ну что, можно?
     – Нет.
     Еще спустя десять шагов:
     – Ну что, теперь можно?
     – Достал! – Стокен недовольно обернулся. Процедил сквозь зубы: – Полежи спокойно, хорошо?
     – Хорошо, – согласился дракон, прикрыл глаза и на время успокоился.
     Телега продолжала медленно ползти по полю в сторону леса.
     – Эй, Дракоша!
     – Чего?
     – Ты знаешь, что раньше здесь вместо поля тоже лес был?
     Дракон промолчал, и лишь ровное сопение подсказывало Стокену, что он разговаривает не с пустым местом.
     – Лес вырубили, потому что людям не хватало посевных площадей. – Оруженосец через плечо скосился на ящера: – Ну ладно, если тебе неинтересно...
     – Интересно, – тихо молвил Дракоша. – Только прежде чем болтать, по сторонам посмотри. А я пока продолжу притворяться мертвым.
     Оруженосец последовал совету, и увидел приближающегося к ним всадника. Подскакав на достаточно близкое расстояние, конник спешился.
     – А вот и я! – с каким-то деревенских говором воскликнул он.
     – Вижу. Давай сюда амуницию, – нетерпеливо произнес Стокен.
     – А денежки?
     Оруженосец бросил деревенщине монетку. На бесхитростном лице мужчины появилась улыбка:
     – Вот меч, вот щит, вот арбалет, – проговорил он, передавая Стокену оружие. – И конь твой тоже вот!
     – Спасибо. Можешь идти.
     Мужчина потащился в сторону города, шаркая по земле ногами, а Стокен, привязав коня, – якобы украденного у стен замка, – к телеге, продолжил путь.
     – Люблю я этих провинциальных оболтусов дурить, – блаженно сказал он, ни к кому не обращаясь. Впрочем, дракон посчитал по-иному:
     – Хитрецы вы с Хригордом. "Ой, у нас украли коня, как же мы теперь поедем! Ай, у меня украли меч, как же я буду бороться с чудищами!" – тонким голоском передразнил он рыцаря. – А сами теперь все продадите. Жулики.
     – Да ладно тебе, – ответил оруженосец. – Подумаешь.
     Они ненадолго замолчали.
     – Стокен, у меня шея затекла. Можно встать?
     – Не сейчас.
     – Но она очень-очень затекла! Привстать бы...
     – Сказал же – не сейчас.
     – Тогда я потерплю, – обиделся дракон.
     – Потерпи, потерпи. – Оруженосец вгляделся в медленно приближающуюся чащу. – Ну и где же Хригорд? Договорились же, что недалеко будет. Вечно с ним так!
     – Стокен, а Стокен!
     – Чего тебе опять? Предвидя твой вопрос, отвечу: пока нельзя.
     – Я не об этом! – Пауза. – Мне в туалет надо.
     – Тьфу ты, скотина!
     – Я дракон! – гордо напыжился крылатый ящер.
     – Вижу, что не курица. – Стокен задумался: – Иногда жалею. Лучше был бы курицей. Проблем было бы меньше.
     – Так что насчет туалета?
     – Сиди тихо, тебя еще может быть из города видно.
     – Угу.
     Наконец телега въехала в лес. Дорога здесь была хорошей, накатанной. Ее портили лишь изредка встречающиеся корни да еловые шишки, так и норовящие попасть под колеса.
     – Хригорд! Хригорд! – позвал Стокен. – Ты где?!
     Ответа не последовало.
     – Хригорд! Ау!
     – Да хватит глотку попусту драть! Вон он! – дракон мотнул головой, указывая предполагаемое направление.
     – Где? Никого не вижу.
     Дракон фыркнул:
     – Ты что городишь, юноша?! Думаешь, я вижу? Нет. Чувствую. От рыцаря нашего несет, как от редкого коня. – Дракон принюхался: – А, нет, ошибся – это действительно от коня его воняет. Налево поворачивай, да-да, вот сюда, на проселок. А я скоро вернусь.
     Дракон неловко сполз с досок, пару раз взмахнул крыльями и посеменил в противоположную, от свернувшей телеги, сторону.
     А та скоро выехала на небольшую полянку. Здесь, привязав скакуна к дереву и развалившись на траве, отдыхал Хригорд. Стокен остановил телегу и подошел к господину.
     – Как себя чувствуешь, Хриги? – панибратски спросил оруженосец. Здесь, в лесу, они могли вести себя нормально и не играть на публику.
     – Неплохо. Коня уже отобрал, я смотрю?
     – Да, как видишь, – ответил Стокен, завистливо изучая доспехи Хригорда и мечтая когда-нибудь стать таким же сильным и бесстрашным, как и господин.
     Думы молодого оруженосца не ускользнули от внимательного взгляда рыцаря:
     – О чем грезишь? – мужчина хитро прищурился: – О чем мечтаешь?
     – Да нет, ни о чем, – отмахнулся Стокен. Не говорить же рыцарю, что он тоже хочет носить доспехи, побеждать драконов... – Что-то Дракоша наш запропал.
     – Куда он делся? – заинтересовался Хригорд.
     – В кустики побег, – улыбнулся Стокен. – Обещал скоро вернуться.
     – Раз обещал, значит вернется. Никуда он от нас не денется. Податься-то бедняге некуда, разве что в цирк.
     Рядом захрустели ветки. Стокен схватился за меч, готовый передать его рыцарю, но тот оставался спокойным. И не зря – из кустов вылез Дракоша, жующий ядовитого цвета листья.
     – Ф шледующий раз, – дракон сглотнул, – поаккуратнее бей!
     – Неужто не понравилось? – Хригорд рассмеялся.
     – Ты только глянь, какие на мне вмятины! – возмутился когда-то огнедышащий ящер. – Вот, вот, и еще вот! Места живого не сыскать. Так что давай это... аккуратнее бей, – повторил он.
     – Попробую. Хотя не гарантирую.
     – Чего именно? Что бить будешь слабее?
     – Нет, что он будет, этот второй раз.
     Дракоша задумался. Потом спохватился:
     – Ну да. Ну да. – Спросил: – Долго тебе еще тут... ходить-бродить приключений искать?
     Хригорд вопросительно посмотрел на Стокена. Тот пожал плечами:
     – Откуда ж я-то знаю? Мое дело маленькое – отвести, сопроводить, оружие вот поднести...
     Рыцарь кивнул:
     – Верно, тебе знать и не положено. – И уже обращаясь к Дракоше: – Недолго, думаю. Задание я выполнил. Здесь меня больше ничего не держит.
     – Давай тогда напоследок хоть выпьем! – предложил оруженосец. – А то, сдается мне, теперь и не свидимся.
     – Да свидимся еще, свидимся. Есть у меня одна мысль... – рыцарь заговорщицки подмигнул и озвучил свою идею.
     Внимательно слушавшие друзья переглянулись.
     – Я согласен, почему бы и нет! – молвил Дракоша.
     – Я тоже не против, – подхватил Стокен.
     Хригорд улыбнулся:
     – Вы настоящие друзья. Так что насчет выпить?
     – Отличная мысль.
     – Разливай! Дракоша, ты будешь?
     – Что у вас там?
     – Вино, – ответил за рыцаря Стокен. – Отличное красное вино.
     – Не-а, – дракон скривился и смешно покачал головой. – Гадость какая. Я лучше сока березового попью. На том конце леса отличная березовая роща.
     – Тоже мне, эстет! – ухмыльнулся Хригорд. – Ладно, дело твое.
     – Да шучу я! – возмутился Дракоша. – Думаете, драконы повсеместно сок березовый лакают?! Ну, люди, ну чудаки! Наливай!
     Тем временем оруженосец достал из мешка огромную бутыль с вишневого цвета жидкостью, несколько пивных стаканов, и теперь ждал, на сколько персон разливать.
     – Давай-давай! – поторопил его Дракоша. – Не тяни.
     Стаканы были быстро наполнены.
     – Не урони! – передавая емкость в немощные лапки дракона, предостерег его Стокен.
     – Не бойся.
     Троица сдвинула стаканы. Звякнуло стекло.
     – За нас! – провозгласил Хригорд, и собрался пригубить вино, но Дракоша не дал ему этого сделать:
     – За нас?! – удивился он. – Это все? Нет, так не пойдет! Лучше я тост скажу.
     – Не возражаю, – ответил рыцарь, а оруженосец так и вовсе промолчал.
     – Итак, друзья! – дракон ударил когтем по краю стакана, призывая к тишине. – Мы встретились с вами месяц назад. У вас был выбор – убить меня, или быть убитыми мной. К счастью, не случилось ни того, ни другого. Вы стали самыми лучшими моими друзьями за все сотни лет, что я живу в этом мире. И тем печальнее мне с вами расставаться... Но не будем о грустном! Давайте выпьем за нашу встречу! И за нашу будущую встречу. Ну и за дружбу, само собой! В общем, за нас!
     – За нас! – с удовольствием протянул Хригорд.
     – За нас! – вторил ему Стокен.
     – За нас.
     Они сделали по глотку.
     – Послушай, Хригорд, дружище, – вино дракону было противопоказано, пьянел он моментально, – а расскажи... о чем-нибудь?
     Рыцарь задумался.
     – Да я уже столько всего понарассказывал за это время... Даже не знаю. Хочешь, о местах родных тебе поведаю?
     – Хочу! – Дракоша кивнул, сонно прикрывая глаза.
     – Я родился в Иленбурге, в южных краях. Городок этот маленький, захолустье, честно говоря, провинция. Население небольшое. Но! – Мужчина воздел палец к небу. – Природа – это да! Красотища!
     – И что же там такого особенного?
     – Леса. Ты не видел наши леса, Дракоша! Ты думаешь, вот это лес? – Рыцарь расставил руки, словно желая обхватить деревья. – Нет! Вот у нас лес так лес! А грибы знаешь какие?! Во!
     – Прям так уж и "во"! – не поверил дракон.
     – Серьезно говорю. А еще море. Выйдешь порой на берег, ляжешь на песок, – а песок белый-белый! – и смотришь вдаль, – Хригорд замечтался, взгляд его устремился к верхушкам деревьев. – Скоро я туда вернусь. Вернусь героем.
     В тот же миг земля под ногами троицы шелохнулась, истошно закричали птицы, где-то сверкнула молния.
     – Что происходит? – нервно оглядываясь, спросил рыцарь.
     – Началось! – воскликнул Дракоша. – До встречи, друг!
     Солнце вспыхнуло красным. Небо закачалось и рухнуло на землю.
    
     * * *
    
     – Тэк-тэк-тэк! Посмотрим, что у нас здесь! – седоволосый маг в синей, вышитой золотыми драконами, мантии, близоруко прищурился, вглядываясь в стоящий прямо перед ним на столе таз с водой. – О-го-го, молодой человек! О-о!.. Да вы... Ничего себе... Ха-ха, хитрец, хитрец!
     Нолприн Аркзуг-Торук, маг, а по совместительству один из наставников школы рыцарей Сариона, поднялся со стула. Хригорд почувствовал, что сейчас его будут нещадно ругать.
     – Молодой человек, – с упреком молвил Нолприн, и улыбка сползла с его лица, – что ж вы так поступаете-то?
     – Как? – выдавил рыцарь.
     – Ваша задача в чем состояла? – нахмурил брови маг.
     – В чем? – машинально перепросил Хригорд.
     – Найти и убить стращавшего население дракона. А вы? Нашли?
     Рыцарь понурил голову:
     – Нашел.
     – Вижу, что нашли! – язвительно сказал Аркзуг-Торук. – Но почему-то не убили, а – выражаясь казенным языком, – вступили в сговор с целью получения материальной выгоды. Да еще и вино вместе распивали.
     Хригорд предпочел промолчать.
     – Ладно, чего уж там! – маг примирительно махнул рукой. – Задачу вы, молодой человек, в принципе выполнили.
     Рыцарь поднял на старика полный удивления взгляд.
     – И не надо на меня так смотреть! Еще раз повторю поставленную задачу – избавить население от дракона. Вы избавили. Пусть и несколько... э-э... нетрадиционным способом.
     – Так что, – рыцарь недоверчиво улыбнулся, – экзамен я сдал?
     – Сдал, сдал, – маг вновь расплылся в улыбке. – И скажу по секрету – в этом году вы первый.
     – Правда?
     – Молодой человек, ну разве я похож на обманщика?! – Маг понизил голос: – Скажите спасибо, что наш основной тренировочный дракон несколько... прихворал. Уж с тем бы вы точно не договорились! Эх и много же после него рыцарей в лазарет попало, ох много! Так что шансов у вас, молодой человек, не было бы никаких.
     – Так это что же, мой дракон?..
     – Да, да, верно поняли, его сменщик. Раньше он был... неплохим экземпляром, скажем так. Но сейчас он постарел, сил никаких. На пенсию вот уходит, аккурат после вашего испытания. Ну ничего, есть у нас еще один, из молодых да дерзких! – Маг рассмеялся, но быстро взял себя в руки и успокоился.
     – Понятно, – протянул рыцарь.
     Нолприн побарабанил пальцами по столу.
     – Так, молодой человек, что-то я с вами заболтался... Кстати, – спохватился маг, – телепортацию как перенесли? Голова не болит? Сердце не колет? Под желудком не ноет?
     – Вот как раз под желудком и ноет...
     – Ничего страшного! Пройдет, – отмахнулся Аркзуг-Торук. – А теперь идите, молодой человек, и в следующий раз используйте более традиционные методы борьбы со злом!
     – Обещаю!
     Попрощавшись с наставником, Хригорд покинул комнату, пропуская в аудиторию следующего рыцаря, дородного мужика лет сорока, и направился к выходу. Он размышлял о том, какая же странная это вещь – магия. Ведь он, Хригорд, прожил там, рядом с Дракошей и Стокеном, целый месяц, а здесь, в школе рыцарей, прошло менее четверти часа! Природа магии была мужчине непонятна.
     Он вышел на улицу. Мимо, по лужам, проносились кареты, сновали люди. Столица Империи жила своей жизнью. Хригорд глубоко вдохнул свежий – после дождя – солоноватый воздух, и направился прочь. Далеко-далеко, в лесу, его ждали друзья – Дракоша и Стокен.
     Сейчас у мужчины была лишь одна, чуть ранее оговоренная с друзьями, задача – "одолеть" Дракошу у стен Иленбурга, и стать местным любимцем, первым рыцарем-победителем дракона за все время существования города. И в этот раз все будет по-настоящему, никаких актеров и фальши, как было на рыцарском испытании. Хригорд уже видел рукоплещущую толпу, символический ключ от города, свой монумент на главной площади, удивленные и завистливые взгляды соседей.
     Да, это было нечестно, но Хригорд не переживал. Ведь каждому человеку в жизни должен представиться шанс стать героем.
     А если шанс не предоставляется, на помощь должны придти ум и смекалка.