Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



        

Ольга  Трушкина

Чудовищное чаепитие

    Ч.Ч.(Чудовищное Чаепитие).
     -Слыхали новость? Володька-то Петухов квартиру продал! Какой-то новый русский купил, на черном «Мерседесе» приезжал, все Вовку-то обхаживал, бутылочки приносил, да не простую водяру, а всякое заграничное пойло, бутылочки-то красивые, я все просила Петухова мне их отдать, да он жадина, себе оставил… Да вот он идет, с котомкой и чемоданищем, наверное, уже съезжает, - так объясняла сложившуюся ситуацию своим подругам Анна Петровна Снегирева, заслуженная пенсионерка, проживающая в одном подъезде с вышеупомянутым Володькой. Они вчетвером сидели на лавочке у подъезда и как обычно обсуждали с самого утра все новости. В это время мимо них проходил гражданин Петухов, бомжеватого вида мужчина, сорока пяти лет. Он нес свои пожитки в направлении автовокзала, с которого и собирался уехать на ПМЖ к матери в деревню. Огромную, по его меркам сумму, вырученную за квартиру он частично пропил, частично раздал кредиторам, а большую часть положил на счет в «Сбербанке». Сейчас он был не в настроении. Очень жаль покидать проданную квартиру, в которой прошли лучшие годы.
     - Как было бы славно и денежки получить, и жилье себе оставить, ведь свое же кровное… - думал нечестный Петухов, но при это прекрасно понимал, что с новым хозяином шутки плохи. Это был суровый мужчина средних лет, стройный ухоженный, вежливый, но желтый огонь в его глазах ясно говорил о том, что обманывать себя безнаказанно он никому не позволит. Нет, морду он бить не будет, но по судам затаскает – будь здоров! Засудит за мошенничество, как пить дать! Снова в тюрьму Володьке не хотелось, он уже отсидел восемь лет, за то что, тащил с родимого завода все что не приколочено, а все что было приколочено, он отвинчивал и тоже тащил. Когда, наконец, он попался, то ему предложили либо компенсировать ущерб, либо сесть в тюрьму, он предпочел второй вариант, так как попросту давным-давно пропил все наворованное. В зоне ему не понравилось. Там приходилось жить по понятиям, а это он считал ограничением свободы своей личности. Но черт с ним, с Петуховым, его дальнейшая судьба мало кого интересует…
     Вечером того же дня в квартиру прибыл новый хозяин, но ночевать не остался, хорошенько осмотрел помещение, произвел расчеты, что и в каком количестве следует приобрести для ремонта, сел в машину и уехал. На следующий день привезли стройматериалы, а еще через пару дней бригада гастарбайтеров приступила к работе.
     Уже через месяц все было готово. Расхлябанную петуховскую дверь заменили на железную, обитую деревянной рейкой, на ней появилась табличка с надписью золотом по черному фону «Волк С.С.» В тот же день аккуратные грузчики привезли хозяйскую мебель и прочий скарб.
     Студент Степа Мельников, живущий этажом ниже, помог новому жильцу осторожно поднять ящики с фарфоровой посудой. Тот охотно принял помощь и хотел заплатить парню, но Степа отказался, мотивируя тем, что помогал от чистого сердца, совершенно бескорыстно, просто как новому соседу. Волк С.С. был приятно удивлен таким дружеским участием и просил Степу зайти как-нибудь к нему по-соседски попить чайку. Юноша охотно согласился, но с визитом не спешил.
     Время шло, новый сосед обживался, постепенно знакомился с соседями, всегда был со всеми изысканно вежлив и любезен. Трижды в день он выводил на прогулку своего большого и очень мохнатого пса.
     - Ишь ты, какая собака-то диковинная! Где перед, где зад, так сразу и не поймешь! – делилась впечатлениями с подругами Анна Петровна.
     - Чего тут удивляться, бобтейл это, телевизор надо смотреть, «В мире животных» - ответила ей Марья Уколовна из соседнего подъезда, находящаяся со Снегиревой в натянутых отношениях.
     -Вот у хозяина давайте спросим, попыталась примирить враждующие стороны маленькая пенсионерка с первого этажа тетя Валя.
     -Скажите, уважаемый сосед, какой породы ваша собачка, бобтейл, наверное?- поинтересовалась у возвращающегося с прогулки мужчины Уколовна.
     - Пожалуй, что бобтейл, внимательно, словно в первый раз, оглядывая своего питомца, ответил господин Волк.
     В это время Степа как раз выходил из подъезда и нос к носу столкнулся с новым соседом, тот вежливо поздоровался с юношей и напомнил о своем приглашении. Степе неудобно было отказываться, и он пообещал, что сегодня же вечером в шесть часов нанесет визит Сергею Сергеевичу. Тот очень обрадовался и сказал: «Я непременно жду вас сегодня, не будем больше откладывать нашу встречу! До вечера!»
     Был конец осени, темнело рано, и когда Степа в назначенное время поднялся этажом выше, чтобы нанести визит соседу, было уже совсем темно.
     Юноша позвонил, дверь тут же открылась. Хозяин вышел навстречу и проводил его в гостиную, где за огромным овальным столом на слоновьих ножках сидело несколько гостей. Убранство комнаты поражало красотой и изысканностью. У Сергея Сергеевича оказался прекрасный вкус. Пол был устлан прекрасным старинным ковром, у стены стояли великолепные диван и кресла с высокими спинками. На стенах висели красивые картины и дорогое коллекционное оружие. У другой стены возле окна красовались напольные фарфоровые вазы с благоухающими белыми розами.
     Петуховскую обшарпанную и вонючую квартиру после ремонта не узнал бы и сам бывший хозяин.
     Но самое удивительное было в другом: прямо по белоснежной скатерти, застилавшей стол, между тарелками с угощением и фарфоровыми чашками, были проложены рельсы от игрушечной железной дороге, по которым с громким пыхтением и сопением разъезжал большой самовар и разливал чай гостям.
     -Садитесь, мой дорогой, - произнес радушный Сергей Сергеевич, усаживая Степу между какой-то старушенцией, показавшейся юноше знакомой и лохматой собакой хозяина, сидевшей на равных правах со всеми за столом. Познакомьтесь с моими гостями, правда, еще не все в сборе.
     -Это Максим, он был когда-то русской борзой, указал хозяин на бледного молодого человека с пронзительным взглядом прекрасных черных глаз и неестественно светлыми волосами, сидящим за столом как раз напротив Степы.
     -Очень рад познакомиться, - вежливо кивнул Максим.
     -Я тоже, - ответил Степа.
     -Это фрау Биргит, - представил хозяин сидящую рядом старушку в кокетливой шляпке с пластиковыми фруктами на полях: «Она не говорит по-русски, хотя уже семьдесят лет живет в нашем доме»
     Старушенция закивала головой и растянула рот в беззубой улыбке.
     - Opuntia Macdougalii, - сказал хозяин, указывая на кактус, как ни в чем не бывало, сидевшего за столом, и глядящего на Степу наивными добрыми глазками. Юноша вначале его просто не заметил из-за самовара стоящего между ними. А теперь его удивлению не было предела.
     - Я очень рад нашему знакомству, - отчетливо произнесло растение и протянуло Степе покрытый колючками боковой побег. Тот слегка пожал его, но тут же укололся до крови и отдернул руку, но кактус тут же принялся извиняться в изысканных словах, выражая такое раскаяние, что Степе пришлось немедленно простить его.
     -Прошу вас не удивляйтесь, это растение результат моих многолетних генетических опытов, - пояснил хозяин.
     В этот момент раздался звонок в прихожей и вошел еще один гость. Степа сразу же его узнал, это был слепенький хилый, очень тихий и скромный старичок Антоша из соседнего двора. Он был хорошо знаком с его бабушкой и частенько заходил к ним в гости. Но сейчас он держался очень уверенно, с достоинством и от его слепоты не осталось и следа. Он весело поглядел на собравшуюся компанию и произнес: «А вот и я! Вот пришел старичок! Прошу любить и жаловать!» Тут же, заметив Степу шепнул ему на ухо: «Надеюсь, это останется между нами? Ну, ты понимаешь!» Он указал на свои хитрые, бегающие и совершенно здоровые глазки.
     -Можете быть спокойны, - заверил его юноша.
     В это время самовар, совершая очередной круг по столу, подъехал к Степе.
     - Что будем пить? Чай, кофе, какао, водка, виски, сок, гляссе? - отдуваясь и пыхтя, предлагало чудо техники: «Может молочка: коровьего, козьего, буйволиного, или желаете кефирчику, ряженки и прочей простокваши?»
     Степа заказал грейпфрутового соку со льдом, мгновенно выполнив его заказ, самовар поехал дальше.
     « Агриколочки, навозной жижи, водички с суперфосфатом не желаете? – допытывался он у кактуса…
     За столом оставалось еще трое гостей, с которыми Степа не успел познакомиться. В дверь позвонили. Никто не пошел открывать, но дверь, очевидно, открывалась автоматически, так как через несколько секунд в комнату вошел некто унылый и грустный с длинной узкой мордой и развесистыми ушами. Было в его лице что-то от собаки и немного от лошади, однако одет он был в прекрасно сшитый костюм и ходил как все люди на двух ногах. Под мышкой он тащил огромного, изо всех сил сопротивляющегося индюка.
     - А вот и Бука! Наконец-то! – обрадовался старичок Антоша и вслед за ним остальные гости.
     - Мы уже заждались тебя, - сказал Сергей Сергеевич.
     Бука печально улыбнулся и сказал, свободной лапой указывая на индюка: «Это все из-за него! Еле дотащил!».
     В этот момент индюк, очевидно, почувствовал прилив бодрости, вывернулся и изо всех сил клюнул Буку прямо в черный собачий нос. Тот дико взвизгнул и мигом откусил индюку голову. Без головы индюк немного потрепыхался, а затем свалился к верху лапами на ковер и затих навсегда.
     - На черта он тебе нужен? Зачем ты его сюда притащил? – Сергей Сергеевич.
     - Как это зачем? – обиделся Бука, - ясное дело, что на закуску, самого жирного выбрал.
     - Тетя Шура! – вдруг крикнул хозяин. И в ту же минуту, откуда ни возьмись, появилась очень маленькая толстенькая женщина в ситцевом фартуке с оборочками.
     - Я здесь, Сергей Сергеевич, - сказала она тоненьким детским голоском.
     - Уберите, пожалуйста, кровь с ковра, затем идите на кухню и зажарьте нам этого прекрасного индюка.
     - Будет сделано, Сергей Сергеевич, - сказала тетя Шура. В руках у нее появилась метелка из перьев. Она взмахнула ею, даже не прикасаясь к ковру. Пятна крови тотчас же пропали. Затем женщина легко подняла покойного индюка и унесла на кухню. Бука тем временем занял свое место за столом – между кактсом и Максимом. За это же время Степа успел познакомиться с еще одним гостем. Надо сказать, что ему он вовсе не понравился. Это был бритоголовый мужчина средних лет в просторных белых одеждах.
     - Наг, черный маг, - так представился он Степе и тут же стал говорить о Хатха-йоге и Пхагавтгите, то есть о тех вещах, в которых Степа ничего не смыслил. Через несколько минут беседы Наг пообещал Степе вечную Нирвану после смерти и подарил нарисованную им самим книгу. Она называлась «Азбука кришнаита». Степа открыл ее и на первой странице прочел: «Мама мыла Раму. Рама мыл Кришну». Степа тотчас закрыл ее и пообещал Нагу, что прочтет ее до конца, но дома. Обещание он свое не сдержал и с тех пор ни разу в нее не заглядывал.
     Еле отделавшись от не в меру словоохотливого мага, Степа заказал у услужливого самовара чай с молоком и решил пару минут передохнуть и утолить жажду.
     А за столом гости, успевшие немного выпить, и, причем напитков более крепких, чем чай, вели между собой оживленные разговоры. Максим и Бука, очевидно старые приятели тихо беседовали между собой.
     Зрячий старичок Антоша, с трудом выговаривая немецкие слова, активно ухаживал за фрау Биргит, а та кокетливо улыбалась кривым беззубым ртом.
     Черный маг вешал лапшу наивному и безобидному Opuntii Macdougalii, и при этом уверял его, что сам был в прошлой жизни кактусом.
     Сергей Сергеевич пытался ласково в чем-то убедить своего лжебобтейла, восседавшего от него по правую руку и постоянно жующего то конфету, то печенье и приговаривающего от удовольствия: «Х-в, х-в, х-в». Тот был слишком увлечен едой и ни на что не реагировал, лишь изредка поглядывал на кого-либо из гостей маленькими злыми глазками. Хозяин, заметив, что Степа опять разглядывает его «собаку», сказал: «Ладно, никакая это не собака!».
     - Я это давно понял, - ответил Степа, - продолжайте.
     Сергей Сергеевич боязливо оглянулся по сторонам и сказал, понизив голос до зловещего шепота: « Это Хыв!».
     - А что такое Хыв? – спросил Степа, невольно тоже переходя на шепот.
     - Я даже не знаю, как вам это объяснить, вы посмотрите на него внимательнее: это существо странное, полудикое, и может быть весьма опасным. В этот момент Хыв схватил когтистой лапой огромный кусок медового торта и целиком запихал его себе в клыкастую пасть.
     - О, нет, не бойтесь, - перехватив испуганный взгляд Степы, сказал Сергей Сергеевич, - сейчас он совсем не опасен, я вас уверяю.
     - Зачем же вы его у себя держите?- спросил Степа.
     - А я и сам не лучше, - со вздохом ответил хозяин. И тут же на глазах у Степы его лицо стало вытягиваться и покрываться серой шерстью, пока не превратилось в волчью морду.
     - Ну, теперь-то ты меня узнал?- совершенно другим, низким, хриплым, с завывом, голосом спросил Сергей Сергеевич.
     - Теперь да, мы кажется с вами виделись в зоопарке, примерно полгода назад, вы еще так пристально на меня смотрели из своей клетки - ответил Степа и подумал: «Вот это я влип! Уйти бы отсюда живым, и больше ничего не надо!».
     - Ну, это ты зря! - прочел его мысли оборотень: «Успокойся! Есть тебя никто не собирается, мы здесь все вполне приличные люди, только вот немного странные!»
     - Зачем же я вам нужен? – немного успокоившись, спросил Степа.
     - Это ты узнаешь позже, когда все будут в сборе, а пока познакомься с оставшимися гостями, для начала с Хывом. Услышав слова хозяина, мерзкое мохнатое создание протянуло юноше когтистую лапу и весьма внятно произнесло: «Хыв!». Это было первое и последнее слово, сказанное им за вечер. Степа пожал лапу и сказал: «Очень приятно!». Хотя приятного было мало. Хыв тут же высвободил лапу и потянулся за очередным куском торта. Ничего вокруг его не интересовало, кроме еды.
     Оставался еще один гость, угрюмого вида верзила, с отталкивающим заросшим лицом.
     -Это Йети!-, пояснил хозяин: « он пока не умеет говорить» Почувствовав обращенные на него взгляды, гигант широко осклабился и приветливо закивал головой.
     В это время раздался очередной звонок дверь, а вслед за ним громкое хлопанье крыльев. В комнату влетели двое: небольших размеров дракон и с ним, судя по всему, ангел с толстой потрепанной книгой в руках.
     -Сладкая парочка!- обрадовался Сергей Сергеевич: «приземляйтесь!»
     Дракон тяжело плюхнулся на стул, чуть не раздавив при этом крылом фрау Биргит, та едва успела отскочить, проявив удивительную для своего возраста резвость. Дракон принялся извиняться, но тут же другим крылом задел чашку, которая упала на пол и разбилась на мелкие осколки.
     «Это к счастью!» - сказал хозяин.
     -А вот мы с бабушкой все чашки перебили, а счастья все нет и нет,- пессимистически заметил Степа.
     -Эх, жизнь моя собачья! – горестно подхватил Бука, вынул из кармана пачку «Мальборо» и попросил у дракона огоньку. Тот легонько дунул. Бука прикурил.
     Сергей Сергеевич закурил трубку.
     Фрау Биргит налила себе полную чашку коньяку и мгновенно осушила ее.
     Старичок Антоша накапал немного водки себе в чай, пригубил и тут же выплюнул.
     - Водка-то отравлена! – закричал он: «Ах ты, подлец!»
     С этими словами он схватил свою трость и принялся лупить черного мага, непременно стараясь попасть по лысине, тот яростно защищался.
     Сергей Сергеевич рассвирепел, он зарычал и грозно оскалил волчьи клыки: «Как, негодяй! У меня в гостях! Схватить его немедленно!»
     Йети и Хыв немедленно исполнили приказ оборотня и крепко вцепились в злополучного Нага с двух сторон.
     - Убрать его! Но сначала пусть выпьет отравленную бутылку до конца!
     Черный маг ни за что не хотел пить, но Йети и Хыв знали свое дело. Йети крепко держал руки Нага, а Хыв вливал водку прямо в глотку отравителю. Черный маг вначале позеленел, потом покраснел, а затем из его ушей и носа повалил густой едкий черный дым. Фрау Биргит, а затем и другие гости закашлялись. Антоша немедленно распахнул окно, и Йети вышвырнул Нага на улицу. Дым рассеялся, окно закрыли. Антоша пояснил: «Это мой родной племянник, единственный наследник! Смерти моей хочет , проклятый. Не бывать этому, не дождешься!» - он погрозил сухоньким кулачком закрытому окну.
     -А разве вы богатый? – удивился Степа.
     - Не судите по одежде, молодой человек, ох, не судите! – захихикал Антоша: «Сам Гарун –аль-Рашид по сравнению со мной жалкий бедняк!»
     Фрау Биргит после этих слов впервые за вечер посмотрела на старичка с интересом.
     « Я - я, майне либе фрау, это так!- подтвердил Антоша. Тут глаза у дракона загорелись каким-то странным огнем.
     -Ох, глупый, хвастливый старик! – прошептал хозяин Степе на ухо: «разве можно было при драконе говорить о сокровищах! теперь-то ему точно не умереть своей смертью..»
     Тут в комнату вошла тетя Шура, неся на красивом блюде огромного прекрасно зажаренного индюка. Гости оживились.
     - Наконец-то, ставьте его сюда и садитесь с нами за стол, - скомандовал оборотень. Тетя Шура для приличия немного поломалась, но все-таки села за стол между Йети и ангелом. В следующие пятнадцать минут все дружно и с наслаждением жевали индюка, за исключением кактуса, который, как показалось Степе, смотрел на всех с презрением. Когда от птицы остались одни косточки, хозяин предложил Степе познакомиться с двумя последними гостями.
     - Кодил, - представился дракон, - можно просто Кодя.
     - Катриэль, бывший ангел, - скромно опустив голубые глаза, сказал серебристокрылый красавец.
     - Я Степа, сосед Сергея Сергеевича, очень рад с вами познакомиться, - и тут же спросил, - А почему бывший?
     Тот замялся и нежным голосом ответил, что ему не хотелось бы об этом говорить.
     - Ишь, ты! Застеснялся! – злорадно заметил Антоша, - а как воровать и возить на рынок яблоки из райского сада и покупать на вырученные деньги сигареты и спиртные напитки! И распивать их в раю под теми же яблонями! Это ты не стеснялся?
     - Я бы попросил вас, - обиделся Катриэль, - мне теперь горько об этом вспоминать.
     - Ладно, хватит! Здесь не время и не место выяснять отношения, мы собрались вовсе не для этого, - сказал хозяин.
     - Так скажите наконец, для чего мы все здесь собрались? - поинтересовался молчаливый Максим.
     - Вы, Сергей Сергеевич, обещали нам сюрпризец! Так, где же он? – добавил Антоша.
     - Он здесь, ответил Сергей Сергеевич, - сидит за столом вместе с нами. А вы принесли? – он посмотрел на «сладкую парочку».
     - Конечно, Сергей Сергеевич, - ответил ангел.
     - Друзья мои! – тут голос хозяина зазвучал громко и торжественно, - после двадцати лет разлуки и бесплодных поисков, я, наконец, нашел своего единственного сына, и он здесь перед вами, - с этими словами Сергей Сергеевич указал на Степу. Пока он говорил, его голова совершала обратное превращение из волчьей в человеческую.
     Степа, уже привыкший ничему не удивляться, улыбался спокойно и приветливо.
     - Ну, сын так сын, - сказал он, - уже поздно и мне пора, всему есть предел. Всем спокойной ночи!
     Степа встал и пошел к двери.
     - Сынок, подожди! – кинулся за ним хозяин, - это чистая правда, я не могу снова тебя потерять!
     - Нельзя потерять то, чего вы никогда не имели, - ответил Степа и захлопнул за собой дверь.
     Сергей Сергеевич немного постоял у двери и вернулся к гостям грустный и растерянный.
     - Ничего, он еще вернется, - сказал старичок Антоша.
     - Ясное дело, что вернется, - поддержал грустный Бука, и тяжело вздохнув, прибавил, - только вот когда?
     - Очень скоро, очень, - радостно ответил Антоша.
     Степа же, выйдя из двери, не спеша спустился по лестнице, достал ключ из кармана и хотел открыть дверь своей квартиры, но он упорно не хотел входить в замочную скважину. Тогда юноша позвонил. Дверь тотчас же открылась, он прошел через темную прохожую и толкнул дверь в гостиную. Посреди комнаты на богатом персидском ковре, устилавшем весь пол, стоял большой овальный стол на слоновьих ножках. По столу ездил все тот же самовар, а вокруг сидела все та же компания. Степу приветствовали радостными криками. «Да что ж такое – то! – подумал Степа», а вслух произнес:
     - Простите, я, кажется, ошибся, я лучше пойду!
     - Подожди, Степа, не уходи, останься с нами! – кричали ему вслед.
     Юноша бросился бежать, он быстро спустился по лестнице и побежал по плохо освещенной вечерней улице, пробежав примерно два квартала, он огляделся и понял, что находится недалеко от дома своего приятеля Пашки. Он вошел в подъезд и нажал кнопку лифта. И вот, наконец, тринадцатый этаж и знакомая дверь Пашкиной квартиры.
     -Пашка, открой! Он изо всех сил колотил кулаками по двери. Она тотчас же отворилась. Степа влетел в гостиную, но тут же понял, что оказался вновь в бывшей петуховской квартире, где все еще продолжалось чаепитие.
     -Да что ж такое-то делается-то, а? Заколдовали, сволочи! – закричал Степа улыбающимся чудовищам.
     - Не сердись Степа! Оставайся с нами!,- кричали ему в ответ.
     Но Степа не собирался сдаваться. Со словами: «Фигушки, живым не дамся!» Он выбежал прочь
     . -Я знаю, что делать! Метро!,- подумал юноша. Он побежал что было сил к яркоосвещенному зданию станции метро. К счастью, в кармане оказалось несколько жетонов. И вот он вбегает в вагон остановившегося поезда. К удивлению Степы, вагон оказался совершенно пустым, хотя обычно в это время суток, бывало немало пассажиров. Но, несмотря на это, юноша почувствовал себя в безопасности и сел на мягкое кожаное сидение.
     -Осторожно, двери закрываются, - поезд тронулся: «Следующая станция «Чаепитие»,- ехидно добавил скрипучий голос диктора и хихикнул. Степа тут же узнал мерзкий голосок старичка Антоши и выругался. Бежать было некуда, пришлось покориться судьбе. Поезд несся в кромешной тьме, наконец, ход замедлился и он остановился.
     - Чаепитие! – радостно объявил голос поганого старичка: «Конечная. Поезд дальше не идет. Просьба освободить вагоны!»
     Степа вышел и вновь оказался у железной двери с табличкой, на которой золотом по черному было написано «Волк С.С.» Степа вошел.
     В гостиной вся та же компания сидела за столом, но еда и напитки были убраны, бесследно исчез самовар. На белоснежной скатерти не было ничего, кроме огромной толстой книги.
     - А это опять ты, Степа? – фальшиво удивился хозяин.
     - Как видите, - злобно ответил юноша.
     - Надеюсь, ты больше не уйдешь? – весело спросил Антоша.
     - Я тоже уже не надеюсь, - ответил Степа: « Лучше скажите сразу, что вам от меня нужно?»
     - Уверяю тебя, мой дорогой, нам от тебя ничего не нужно! наоборот, я хочу сделать тебя счастливым! – сказал Сергей Сергеевич ласково, и глаза его прямо так и излучали доброту и нежность: «Ведь ты и в самом деле мой сын! Присядь, пожалуйста!»
     Степа сел на стул. Сердце его бешено колотилось от волнения или еще неизвестно от чего.
     - Если ты мне не веришь, я могу это доказать, - продолжил хозяин.
     - Докажите! – попросил Степа.
     - Хорошо, начнем с самого начала, посмотри внимательно на эту книгу. Ты когда-нибудь читал Библию?
     Степа кивнул.
     - Впрочем, это не так уж и важно. Суть в том, что в библии упоминается «Книга Жизни»., в которой записаны судьбы всех людей живших, живущих и даже еще не рожденных. Записаны в мельчайших подробностях от рождения и до самой смерти.
     - Если это так, то значит, в жизни не может быть ничего случайного, и как ты не старайся, судьбу нельзя изменить? И всем нам приходится постоянно подчиняться чьей-то воле? – удивился юноша.
     - Ни чьей-то, а Божьей! – наставительным тоном поправил Катриэль, благочестиво воздев глаза к потолку.
     - Можно, можно изменить! Для этого мы здесь и собрались! – радостно закричал Сергей Сергеевич: «Вот она!»
     И все посмотрели на громадную, пыльную и потрепанную книгу, лежащую посреди стола.
     - Это она, «Книга Жизни», - оборотень ласково погладил фолиант по грязной обложке: «Теперь мы действительно хозяева своих судеб.»
     - Но как она к вам попала?- спросил Степа.
     - Это они, «сладкая парочка», постарались. У них всегда все получается, рассказывайте, как вам удалось стащить книгу? – попросил Антоша.
     - Это было сосем не трудно, даже проще, чем воровать яблоки, ее никто не охранял, нам стоило лишь заглянуть в небесную канцелярию, когда все вышли на обед, взять ее и вовремя смыться, - пояснил Катриэль.
     - Я уверен, что ее никто и не хватился, - прибавил дракон.
     - рано или поздно, но пропажу заметят, нам нужно торопиться, - сказал старичок.
     - Ну, давай сынок, ты первый! – сказал оборотень.
     - Чего давать? – не понял Степа.
     - Говори же скорей, дурачок, чего бы тебе хотелось? какую жизнь ты мечтаешь прожить? – объяснил Антоша. В это время хозяин отыскивал в книге нужную страниц, это было нелегко, пергаментные листы местами слиплись и сильно потемнели от времени.
     - Ну вот, нашел! Мельников Степан Сергеевич, 15 апреля, такого-то года, Рожден от женщины и волка-оборотня. Ну, теперь сам читай! Убедился, что я твой папа? А теперь - говори скорее, и все твои мечты осуществятся, самые несбыточные планы станут реальностью! но помни, прошлое изменить невозможно, что было – то прошло.
     Степа немного подумал и начал: «Ну, хорошо! Я хочу…»