Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



        

Юрий  Калинер

Проводы

    Светлой памяти моей мамы.

     Тот, мой последний отлёт с Украины, не отличался чем-то особенным.
     Случилось так, что за предыдущие, без малого двадцать лет, я успел побывать на Родине дважды.
     Впервые, после двух лет эмиграции, мы с женой прибыли в Киев в девяносто втором. Впечатление осталось жуткое. Хаос, неустроенность, обесцененные купоны.
     Семи дней вполне хватило, чтобы с лёгким сердцем вернуться туда, где в то время уже имелось и жильё, и стабильность, и налаженный быт.
     Дальнейшая жизнь и поиски лучшей доли, засосали настолько, что следующая поездка в родные края состоялась лишь осенью две тысячи седьмого.
     За эти пятнадцать лет, - много чего произошло. Ушли из жизни дорогие мне люди, постарели и сильно изменились старые приятели, в страну пришла относительная стабильность, появилась демократия, свобода выбора.
     На этот раз радовало всё: и красавец Киев, и могучий Днепр, и сестра, располневшая, но весёлая и приветливая. А мама, - мой самый добрый в этом мире человек, часами не отходила от скитальца-сына, каждый раз расстраиваясь, что мне нужно куда-то отъехать на денёк другой, с кем-то повидаться, или провести время в компании друзей.
     В свои восемьдесят с лишним, она не теряла бодрости и мечтала, когда опять будем вместе.
     Историю её жизни мы с сестрой знали ещё с детства, но, по-настоящему оценить, смогли, лишь окончательно повзрослев.
     Мама рассказывала: «С вашим отцом, политруком советской армии, мы познакомились на войне. Он признался, что на черниговщине осталось три малолетних пацана. Первая жена умерла, не выдержав тягот оккупации».
     Родился я, как только страна вышла из того лихолетья. В начале пятидесятых, появилась сестрёнка. Мы стали жить вместе, деля поровну все тяготы послевоенных лет.
     Невзгоды, выпавшие на долю старших братьев, наложили отпечаток и на характеры и на их поведение. Мать, как могла, скрашивала острые углы, уберегая строптивых пасынков от отцовского наказания. Эти моменты, конечно, осталось за пределами моего восприятия, но стараниями дорогой мамочки, создавшей в доме атмосферу любви и взаимопонимания, мы навсегда стали одной семьей. Мамина доброта, умение гасить конфликтные ситуации, были поистине безграничны. За это мы, все пятеро, навсегда сохранили к ней и любовь, и тёплые отношения.
     На этот раз две недели пролетели очень быстро.
     В день моего отлёта, я уговорил сестру пойти на работу, заверив, что сам доберусь до аэропорта. Для этого мне предстояло доехать маршруткой к центральному вокзалу, а оттуда уже экспрессом до Борисполя.
     Обычно, мама не покидала двор, но она решилась выйти на улицу, чтобы немного проводить меня.
     Со времени визита прошёл ровно год.
     Я вспомнил те проводы.
     Мы спустились с шестого этажа. Пересекли двор, и вышли на проспект.
     Остановка находилась через дорогу.
     Дальше я двинулся один.
     Мама осталась стоять на той стороне.
     Какое-то время пришлось ждать.
     Я не сводил глаз с фигуры, одиноко стоявшей на бордюре. Мама, время от времени, махала рукой.
     Зайдя в маршрутку, прильнул к окну.
     Она продолжала стоять.
     Неделю назад сестра позвонила, и сообщила, что мамы не стало.
     А у меня перед глазами она стоит на том же месте и машет мне рукой.