Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



        

Алексей  Круглов

ПОКОРИТЕЛИ КОСМОСА

    почти фантастика

    «Московия, славная наша держава…»
     Гимнописец неразборчиво хрюкнул и умолк. Государь и Великий князь Аппарат Первый-второй и Окончательный смачно выругался и в сердцах треснул кулаком по полированной крышке. Дурацкая машинка, полученная от проклятых мерканийцев за право торговли лягушачьими ножками на Китай-городе, уже в который раз зажёвывала перфоленту, никак не желая вставлять в текст трудное слово «многопартийность». А между тем, в условиях неуклонной демократизации слово это имело важное политическое значение. Сегодняшний избирательный закон увеличивал минимальную численность партии аж до шестнадцати миллионов человек, что включало почти всё взрослое население и пахло уже книгой рекордов Гиннесса, вознося до небес международный престиж страны.
     Государь подошел к узкому кремлёвскому окошку и заглянул во двор. Первые два думских омона уже проголосовали и теперь, растянувшись цепочкой, носили воду из проруби на Москве-реке. Третий омон, собравшись в кружок у костра, занимался не менее важным делом – сочинял традиционное утреннее письмо татарскому хану. Посол в высоком малахае уже восседал на собачьей упряжке, готовый возвращаться в далёкую Нагатинскую степь, где гордо реяли бунчуки ханской ставки.
     Ордынский владыка Мехмед Мишик-оглы Уна-Унсоев был зело стар и капризен, а в последнее время ещё и порядком озлоблен.
     Его могучих аскеров, посланных на юг, порубили в капусту кровожадные импи, стоявшие на страже Большой Трубы, по которой из промышленных арыков западного Байконура шёл поток ослиной мочи в Албанскую федерацию и дальше на север, в Камерунский каганат. Раздражение хана было столь велико, что южную голову четырёхглавого медведя, украшавшего верхушки кремлёвских башен, пришлось на всякий случай убрать. Восточную сняли ещё раньше, тоже из дипломатических соображений…
     Великий князь тяжко вздохнул, о той истории не хотелось даже вспоминать.
     Он невольно бросил взгляд в угол, где на цепях висела пузатая лимонно-жёлтая тыква в золотом окладе, в раскосых глазах-прорезях зловеще мерцал огонёк лампадки. Воровато оглянувшись на дверь, не видит ли кто, государь мелко перекрестился. Ничего, авось продержимся, главное, чтобы север не подвёл. Религия одно, а всё ж таки свои, не чужие… С сомнением покачав головой, он снова стал смотреть в окошко.
     В дальнем углу двора змеилась бесконечная очередь: купчишки, мещане и прочий бухгалтерский люд сгибался под тяжестью мешков с недельным балансом. Баланс визжал, кудахтал и гоготал, измученный дьячок едва справлялся с сортировкой товара и выдачей лицензий. В целом бюджет пополнялся неплохо, и стабилизационный фонд, оседавший в копчёном виде в подвалах дворца, вполне позволял правительству пережить нынешнюю раннюю зиму. Однако и недоимщиков тоже хватало. Жадные олигархи готовы были сто лет просидеть в яме, лишь бы не делиться с государством.
     Ничего, справимся, и не таких обламывали. Хеловень отгуляли, стало быть, и День согласия на носу. Кто не хочет в несогласные, мигом раскошелится… а то на Валентина со взводным любиться будет, хе-хе. Контракт в зубы и вперёд шагом марш, нынче кого хошь забреем – потому как международная обстановка.
     Да уж, обстановочка…
     Государь, скривившись, покосился на полированный деревянный ящик, рядом с которым лежал дырокол и почти израсходованный рулон бумажной ленты. Теперь снова набивать. Совсем не на кого положиться, грамотных-то где возьмёшь? То-то и оно. По-мерканийски да по-албански каждая собака знает, а гимн – дело святое, тут, поди, даже запятые нужны.
     Он снова вздохнул. С образованием просто беда. Яйцеголовые совсем обнаглели. Те, кого удалось поймать, только прикидываются, что работают, сами же только стишки да всякую похабщину на заборах малюют. А кто написал, как узнаешь? Ночью не уследить, волки так и рыщут, боязно. Само собой, последняя поправка к закону о средствах массовой информации включала и заборы, упоминая даже кол и верёвку, но с исполнением, как всегда, дело обстояло неважно.
     Великий князь, прищурившись, бросил взгляд в небо. Что ж, видно, запланированный ещё в прошлом году полёт на Марс снова придётся отложить. Когда же теперь?
    
     http://www.proza.ru/texts/2008/11/01/437.html