Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



        

Елена  Брюс

И ничего кроме правды...

    Я была разочарована – судья вышел не в парике и мантии, а в простом пиджаке и с лысиной на голове. Мой адвокат, красивый, длинноволосый индус, встал. Я вскочила следом. Из-за стола напротив, тяжело дыша, пытался встать, толстый представитель Хоум Офиса, того самого учреждения, которое не дало студенческую визу моей дочке. Ей не разрешили приехать на учебу в страну, где живут ее мама, отчим и два брата. Аппеляция была подана в июле, а сейчас январь. Злость и раздражение притупились. Но я нервничала. Я вспомнила гнетущую атмосферу маленького районного ленинградского суда, где я была почти двадцать лет назад, когда разводилась с отцом Анюты. Тогда тоже решалась ее судьба. Но сегодня я нервничала больше, все-таки в британском суде я была впервые.
     Зал судебного заседания был небольшой. Кафедра на возвышении для судьи, перед ней -длиный стол. Я стояла напротив судьи, слева от меня - адвокат, а справа-наш противник. В зале было еще двенадцать стульев, стоящих в три ряда в углу комнаты. До начала слушаний там сидели несколько человек в черных мусульманских одеяниях. Когда наше дело было объявлено первым, они вышли. Осталась только женщина – переводчик с арабского.
     Судья выпрямился во весь свой небольшой рост :
     -Mrs Bruce?
     - Yes, - я старалась казаться спокойной.
     - Как свидетель, вы должны дать на ваш выбор присягу или торжественное заявление говорить суду только правду, всю правду и ничего, кроме правды. Разница между ними в том, что давая присягу, вы клянетесь перед Богом соответственно вашей религии. Торжественное заявление дается без упоминания имени Бога. Что вы выбираете, Миссис Брюс?
     Я немного замешкалась и неожиданно для самой себя ответила :
     - Клятву Богу, - я мысленно просила у Бога помощи и прощения. Прощения за то, что даже крестика у меня не было на шее. Он был когда-то там, но веревочка порвалась и теперь он все время лежал в кармане сумочки. Я уже хотела перекреститься, но не решилась.
     - В таком случае, вы должны положить руку на священную книгу. Ваша священная книга Библия, не так ли?- спросил судья.
     - Конечно, Библия!
     Судья улыбнулся.Я улыбнулась в ответ и торжествующе посмотрела на тучного Хоум- офиса. А он улыбался мне! И мой адвокат улыбался мне. Я чувствовала такой подъем, я просто парила в воздухе от ощущения всеобщей любви. Скорее хотелось положить руку на Библию и поклясться, что буду говорить только правду и ничего кроме правды. Я бы и так говорила только правду,и без клятв и без Библии. Но раз уж я сделала такой удачный выбор...
     «В гости к богу не бывает опозданий» я вдруг вспомнила из Высоцкого и поклялась, что сегодня же найду веревочку и повешу крестик на шею. Я стояла, улыбалась своим мыслям, судье, Богу и даже не заметила, что судья уже не улыбается, а как-то нервно покусыват нижнюю губу.
     - Посмторите еще здесь. Должна быть Библия,- судья давал указания красивому индусу и толстому англичанину. Оказывается, все трое пытались найти Библию среди большой стопки Священных книг. Из стопки извлекались одна за другой книги в разных обложках: Веды, Талмуд, Коран, Махабхарата, Дао Де Цзын и даже Тибетская книга мёртвых. На столе в зале британского суда не было только Библии. Мне не на что было положить руку.
     «Так что ж там ангелы поют такими злыми голосами?» - Высоцкий продолжал напевать в моей голове. Я стояла и не знала, куда мне девать руку, приготовленную для Библии. Поиски затягивались, мы уже не укладывались в отведенные нам сорок минут слушания. Судья вдруг сел и те, что по бокам от меня, тоже сели. Я стояла.
     - Будем продолжать, - судья махнул рукой и я поняла, что я могу сесть. Без клятв и обещаний.
     Через час я уже была дома. По дороге зашла в магазин русских продуктов. Купить кагора. Для меня кагор ассоциировался с церковью, а значит и с Библией.
     - Ну как? – муж выжидательно смотрел на меня.
     Решение суда я не знала, судья обещал сообщить его адвокату письменно. Но мне уже не хотелось ни о чем переживать. Хотелось выпить кагору. К концу второго бокала история про суд и про Библию была рассказана.
     - Ты упустила шанс сменить религию, дарлинг, - тонкий английский юмор Джона напомнил мне про крестик.
     Я оторвала кусок нитки от клубка, лежащего на диване. Нитки были повсюду в нашем доме, я подрабатывала вязанием. Наконец-то крестик из сумки перекочевал ко мне на шею.
     Пути Господни действительно неисповедимы. Во-первых, ответ пришел гораздо быстрее, чем мы ожидали. А во-втрорых, он был еще более невероятным, чем отсутствие библии в зале британского суда. Визу дали, но не один год, как должны были, а на два. Может, компенсация за то, что мне не пришлось принести клятву говорить правду, только правду и ничего, кроме правды?