Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



        

Владимир  Петров

Показать язык вечности

    "Здравый смысл - это сумма предубеждений, приобретённых до восемнадцатилетнего возраста".
    
     А. Эйнштейн.
    


    
    
    
    
    
     - Дурацкое изобретение! Практически бессмысленное.
     Тимофей пожал плечами. Спорить с экспертами? Глупо. Они сами решают, что заслуживает внимания, а что – нет. Значит, устройство по записи и хранению информации в холодной плазме – не нужно. Ну и ладно, не очень-то и хотелось. Хотя – обидно! Столько времени убил на стабилизацию...
     Так и шел по коридору института, убеждая себя, что отказали ему правильно, что плазма – абсолютно дурацкое состояние вещества, а уж холодная, квазинейтральная - так и вовсе бессмысленное! И то, кому нужна записанная в ней информация, если она сама себя экранирует? Да еще и проблема устойчивости! Да и сфера накопителя – огромная, почти 20 сантиметров диаметром...
     Справиться со слезами удалось, они высохли, когда Тим задрал рукав и глянул на свой персональный компьютер. "Наручник" – плоская коробочка пять на полтора и на двадцать сантиметров деликатно попискивала с левого запястья и краснела сигналом вызова.
     -"Не хочу отвечать!" – Тимофей ткнул пальцем в экран гаджета, отключая личный контакт.
     Маленькое действие – отключил комп, а какой эффект! Пока смотрел на неразличимо мелкие точки, рисующие глазу виртуальную кнопку - мысли улетели в будущее. Конечно, сравни его сферу с этим гаджетом! Тут твердотельный носитель информации, и с каждым поколением размеры уменьшаются. Скоро микроминиатюризация – вот неуклюжее слово, нет бы говорить «уменьшуха»! – дойдет до того, что тоненькую пленочку системного блока станут наклеивать на, скажем, лоб каждого человека, а вместо клавы применять миниджойстик, типа гезотайпа! И будет этот гезотайп совмещен с мочкой уха, скажем. Или с кончиком носа. Сразу и вредные привычки начнут отмирать – типа ковыряния в ноздре...
     Или превратить их в полезные! Тим представил, как бы он разместил аналоги функциональных клавиш на своей курносой мордахе, погримасничал у лифтового зеркала, примеряя подмигивание, чихание, плевание – и захохотал во весь голос.
     -Ржешь, физяра? И чему это ты так радуешься? Небось, "изу" приняли? – тормознул коллегу Антон из биотехнологий.
     -Неа. Пнули, - сознался Тим.
     -А ну, повернись, - приказал Тоха-биолоха, - врешь, задница чистая. Колись, вражина! Одобрили же?
     -Вот те крест во всё пузо - нет!
     -А репа – довольная. Почему?
     Основания для сомнений у Антона были. Тим несколько раз получал добро на свои сумасшедшие выдумки. Особенно заинтересовал экспертов антигравитационный эффект, стабильно получаемый любым человеком при надевании шлема, слепленного из черт знает чего – Тим работал по наитию, полагаясь на озарение, на интуицию. Шлем и впрямь получился на заглядение – здоровенный глиняный горшок, обрезанный спереди навроде мотоциклетного, проекторы для сетчатки каждого глаза, встроенные в контактные линзы точно над зрачком, наушник для каждого уха, синтезатор запаха для каждой ноздри. И вся эта хрень координировалась компьютером, синхронизируя работу обеих полушарий мозга по данным энцефалограммы.
     Антон принимал участие в испытаниях и помнил это восхитительное состояние, когда отключился от реальности, уйдя в необозримо просторное НЕИЗВЕСТНО ЧТО. Именно в этот момент возникал эффект антигравитации, то есть - человек становился невесомым, и его начинало сносить центробежной силой. Тошка этого не помнил, но видел на записи. Земля–то вращалась! Говорили, что первый шлем-горшок Тим расколол собственной головой, основательно приложившись к потолку лаборатории, а потом раскрошил черепки, жестко приземляясь на пол. Понятно, настоящих испытателей шлема уже фиксировали. Ту "изобрюху" после сотни прогонов так и оставили биотехнологам. Практических результатов от нее пока не получили, но инженеры-прикладники усиленно бились над проблемой. Антон ревностно следил за успехами приятеля и отставать так просто не собирался:
     -Ну - почто репа довольная?
     -Тошка, прикинь - сделать комп легким и гибким. Носить не в руке, не на руке - ящиком, а плашмя. Незаметно и всегда. Раскидать части по телу. Прикинь, куда его можно наклеить – где волос нет, так? Это - морда, шея, внутренняя поверхность плеча, кроме подмышки. А если лысый – вообще блеск! О! Я сейчас сообразил – лысина, это подготовка человека к будущему. Человек будущего – он весь голый и лысый, ты понял? И не одежда на нем, а фукциональные приборы, приспособления, механизмы – то, что сегодня еще отделимо. И питание – фотобатарея или термопара. Прикинь?
     -На фиг нужно! И, вообще, мозг лучше работает, чем твой комп!
     -Усохни! Пока ты одной мыслёй шевелишь, он миллионы прокрутит!
     -Ага! На пальцах посчитает! Надо думать, а не варианты перебирать!
     -Ты врубись сначала, млекопит! Даже просто в базе данных копнуться – у тебя сколько времени берет? И забываешь постоянно, а он – нет! Да флэшку к мозгам пристроить, на тысячу гигов - и то круто поумнеешь, а если...
     -Не туда трусы надул! Сотри свою идею - это не человек, а робот-трансформер получится. Тело человека должно дышать, это - раз! А ты на него всякую хрень наклеивать собрался! Человек, как существо биологическое, с твоей машинерией совмещается неохотно, это – двас! Было уже такое направление. Киборгизация – тупиковая идея, Тимка!
     Тимофей скис. Антон похлопал его по плечу, обсыпал еще ворохом необязательных слов, подмигнул и ушел в своем направлении. Недовольство решением экспертов воспользовалось образовавшейся пустотой, вернулось, получило отпор – Тимка себе не враг, переживать по таким пустякам! - отлетело в сторону, опять вернулось. И с каждым возвращением – усиливалось. Словно лазер накачивался. В итоге – обида вырвалась наружу с криком:
     -Пни замшелые! Козлы бородатые! Перестарки! Да что вы понимаете в изобретениях! Всё равно будущее за нами! Я назло вам такой комп изобрету! Кварковый, глюонный! И вообще, себя сделаю компом! И вовсе от тела откажусь! Кому нужна ваша биология! Эволюция в тупике...
     Тимофей орал, ни к кому персонально не обращаясь, просто отводя душу. Ну, а как еще "спустить пар", если тебе уже десять лет? Разнести, разломать что-нибудь? Так нет ничего подходящего в коридоре. Вообще пусто – и ни души! Бить кулаками в стену – глупо. Подраться с кем? Повода нет. Не падать же в истерике на пол, как пятилетний ребенок? А обидно, что никто тебя не ценит и не любит! Лучшая часть жизни уже прошла, что там осталось – каких-то сто лет, от силы... И никто не хочет понимать, как трудно придумать новое... И все вокруг убеждены, что будущее – за совершенствованием биологического вместилища разума!
     -"Подумаешь, заменили эволюцию - генной инженерией! Всё равно колеса вместо ног не приделаешь! И шаролупия на затылок не прирастишь! И знания в башку не запишешь! Биология – это тупик, в любом варианте, а они? Обидно, что никто не понимает! И не слушает! И не помогает! И никому я не нужен! Вот назло всем – сердце остановлю и умру. Тоха говорил, так йоги умели. Вот, тогда пожалеете, что не верили... А я буду витать над вами, смотреть сверху... Душа не умрет, я уйду в информационное поле... И буду наблюдать, как терзаетесь, что не верили... А потом оживу и скажу..." – мечты становились слаще и слаще…
     *
     -Тимофей, а я тебе искал. Все этажи исходил. Случилось что? Личку отключил, не отвечаешь, а? Чего ты на полу расселся? Домой пора уже...
     -Здрасть, Борис Иванович! Не хочу домой. Я тут посижу...
     Смотреть на учителя Тим не стал, сделал вид, что включает гаджет. Стыдно. А ведь еще минуту назад как раз мечталось, чтобы физик прибежал, схватил за плечи, повернул к себе и распрашивал – зачем Тим так кричит, что случилось? Да, хотелось, а сейчас – расхотелось! Потому, что сказать нечего. Подумаешь, плазменный комп отвергли, а он разнылся. Как девчонка...
     -Тогда и я рядышком, не возражаешь?
     Большое тело учителя сползло по стенке и разместилось рядом. Ноги выступали далеко в коридор. Борис Иванович, вообще, высоченный, когда стоит. Он выше всех в институте. Тим, когда вырастет, тоже таким высоким будет, это можно сделать, Антон говорил – есть гормоны роста, и даже обещал помочь.
     Рука учителя локтем подтолкнула Тимофея в бок, легонько, чтобы не уронить:
     -Сегодня мы твою идею ТРИЗом проработали и решили – вывести плазменный носитель информации в космос, подальше от земного поля. Знаешь, попутно идея нарисовалась - если сферу завернуть в чуть более горячий слой плазмы, экранировать - добьемся стабильности. Как тебе бред?
     -Не хочу, - отмахнулся ученик, - скучно. Они сказали, бесперспективно, идиотское изобретение.
     -А ты и поверил! Мы с тобой сотню раз говорили, что критики создавать не умеют, они – разрушители. Зато сколько удовольствия, когда им нос утрешь! Помнишь, антиграв? А ты в группе – самый талантливый... И не только в группе, - Борис Иванович не боялся переборщить с похвалой, памятуя незабвенного К. Пруткова, что «поощрение необходимо таланту, как канифоль смычку». - Я думаю, во всем институте - таких нет. Это же надо придумать – в нестабильной среде хранить информацию! Ты гений! И...
     -Она не в плазме хранится. Я сейчас понял – всё пишется в общее информационное поле. Просто средством доступа, фиксированной точкой входа в поле – выступает конкретный предмет материального мира... Как у меня этот "наручник", как плазменная сфера, как бумажная книга, как сам человеческий мозг. Ну, конечно! Это подпорки, они нужны, пока мы учимся "ходить", и вообще – пока передвигаемся в привычных границах. А если станем "летать", то есть – уходить в новые измерения? Понимаете, Борис Иванович, - Тимка увлекся и сбивчиво развивал тему, глядя в лицо учителя, - если найти возможность выходить в поле отовсюду и без приспособлений, то информация будет доступна всем, всегда и напрямую. Все станут умными. Учиться не надо...
     Идея была неожиданной и нуждалась в обсуждении. Они уже шли, ожесточенно споря:
     -Учиться надо, чтобы понимать, что ты воспринял. Как иначе усвоишь информацию, Тим? Она не может быть доступной без кодификации. Ведь даже сейчас мы обмениваемся ею, кодируя в звуковые и электрические импульсы, как минимум шесть раз...
     -Сколько?
     -Сигнал от коры моего мозга – спинному, а тот – мышцам рта, гортани, грудной клетке, диафрагме. Звуковые колебания созданы. Улитка твоего внутреннего уха – слуховому анализатору, тот – коре мозга. Кора запрашивает воспоминания о терминах из центра долговременной памяти, сравнивает и понимает. Рождает ответ и воплощает в звуковые колебания...
     -А если упростить процесс? – Не соглашался Тим. - Отказаться от опосредованной передачи, а сразу посылать импульс в информационное поле. Если Вы там и я там – сразу получаем и вопрос и ответ...
     -Не думаю, что это просто, да и возможно ли? Нужен понятийный аппарат, нужно определяться в дефинициях, тогда инфа станет инфой... Да и нет такого поля, где информация хранится, – сомневался учитель.
     -Есть, Борис Иванович! Раз термин есть - должно быть! Информационное поле формируется нами, живыми существами, постепенно, по мере получения и накопления инфы. А термины и понятия – согласуются потом, после усвоения инфы. Вы же сами говорили – идеи носятся в воздухе! Поэтому и открытия происходят одновременно. Как Эдисон, Яблочков, Тесла, Попов, Маркони... Просто много инфы не доходит до потенциального пользователя, теряется или не востребуется. А тут мы сможем напрямую подключить всех людей, весь мир сразу!
     *
     Отправив Тимофея домой, куратор уделил десять минут темповому усвоению заказанных сведений, а затем вызвал коллегу из экспертного сектора:
     -Поздравляю, ты оказался прав. Плазма уже неинтересна...
     -И чем он теперь загорелся?
     -Прямое включение в информационное поле Земли...
     -Обалдеть! Слушай, Боря, как я тебе завидую – присутствовать при рождении очередной идеи...
     -Ага! Включение в поле, которого нет! Заумь паранормов… Это я в завидках, ведь самое приятное - доводить толковое изобретение до ума.
     -Знал бы ты, чего нам это стоит! Миллионы так и летят...
     -Фундаментальные исследования дают отдачу позже.
     -Или не дают вовсе. Ты у нас когда последний раз был? Ну, так не годится! Зайди на полчасика, я результаты последнего года покажу.
     Борис Иванович согласился. Голова чудовищно болела от перенагрузки (и кто тебя заставлял такой темп усвоения выбирать?), поэтому акуповязка, изобретенная Антоном из группы биотехнологий, пригодилась. Нетолстый эластичный обруч плотно охватил виски, поерзал на затылке, продавливая иголочки сквозь волосы.
     -"Не гожусь я в будущее", - вспомнил учитель подслушанный разговор Тимки-физяры с Тошкой-биолошкой, - "недостаточно лысый".
     Принцип работы сей "изы", ака – "изобрюхи", ака – изобретения (вот ведь пацанва – слова тоже изобретает свои, нетрадиционные!), Борис Иванович помнил точно. Он тогда работал экспертом и представлял последовательность: сейчас иголочки замеряют потенциалы по методике Фоля, а вот – поглубже вонзились в активные точки и задают нужную разность этих самых потенциалов. Почти сразу боль в черепе стала ослабевать. Знали бы китайцы, что русский мальчишка так просто и ловко реализует мечту больного мигренью о персональном и надежном докторе без лекарств!
     Куратор физического сектора института неторопливо шел в сектор биотехнологий, а его многострадальная голова, несколько минут назад напичканная под завязку сведениями об информационном поле, с удовольствием отдыхала от серьезных разговоров. Тяжело взрослому поспевать за ребенком. А надо!
     -Привет, Сергей Львович!
     Сегодняшний руководитель экспертного совета, он же - куратор старшей группы биохима - пожал руку, выставил кружку с ароматным чаем и начал хвастаться внедрениями. Биохимики традиционно первенствовали в негласном соревновании секторов. Борис Иванович иногда признавался себе, что бурный расцвет физики, ознаменованный обильным механизированием цивилизации в 19-20 веках – закончился. Теоретическая - еще пыталась что-то открывать, но после андронного коллайдера "увязла кварковой мухой в глюонном клее", по язвительному замечанию разочарованных журналистов.
     А вот химики с биологами успешно разрабатывали золотую жилу генной инженерии. Кроме сельского хозяйства, прогресс наблюдался в методах лечения и реставрирования человеческого организма, "брошенного эволюцией на полпути к совершенству" – по мнению языкастых тружеников СМИ.
     Кто бы мог подумать о таком лет шестьдесят назад? То были годы кризисов, общего упадка, мелких войн и частых терактов. Количество принципиально новых идей, выдвинутых учеными, падало год от года. Не помогали высокие зарплаты, гранты, премии и Нобелевки. Наиболее толковые статистики и социологи забили тревогу, которую совершенно неожиданно для всех разделил новый русский президент. В отличие от предшественников, он пришел к власти не по протекции, а сам. К тому же образование получил в провинциальном ВУЗе и на собственной шкуре познал тяжесть российской жизни, не похожей на гламурный московский фантик.
     С его подачи нефтедоллары пошли в науку, а не в карманы банкиров. И вот почти полвека Российский ИЛИ – "Институт Любых Идей" - отыскивает безудержных, завиральных фантазеров по стране, помогает воплотить в жизнь их придумки, если возможности соответствуют, конечно! Мальки препятствий не видят, авторитетных мнений не знают, границ возможного - не представляют, а потому такой бред несут, такую ахинею сочиняют! Любая идея проверяется на возможность воплощения в материале – и хоть взрослые скептичны, а нет-нет, да и случится чудо.
     Борис Иванович сих пор не верит, что это его - тогда еще Борьки Ларина – завиральная идея реализована в нынешнем стереоскопическом телевизоре. И то – найди общее между столбом ионизированного воздуха, где он хотел рисовать цветными лазерами, и нынешним объемным стивизорным изображением? Теперь, став взрослым, он понимает, почему детей не привлекают к доработке изобретений. Безнадежность попыток общеизвестна – утилитарность чужда гению. Жаль, детская гениальность с годами проходит. Слишком быстро взрослеем, увы! Кроме считанных единиц…
     -Ну, что, впечатляет? – Сергей Львович встряхнул друга за плечо.
     -Да, особенно хемостимуляция аутотренинга. Классно – "натаскать" организм, быстро освоить самонастройку! Йогам на это нужно всю жизнь положить, а тут две - недели! А потом уже сам входишь в состояние праны, концентрируешься на недомогании, и – уже здоров! Никаких антидепрессантов, минимум лекарств! Я – твой, Сережа, жду приглашения!
     -Ну вот! А ты своими пацанами хвастаешься! Моя Оксанка всем им фору даст!
     -Не хвались, вой, идучи на рать... – начал Борис.
     -... а хвались, идучи с рати! – с хохотом завершили они поговорку.
     *
     Сигнал личного вызова поднял Сергея с постели.
     -Ну? – недовольно буркнул он, разглядев имя автора побудки.
     -Ты в курсе ночного эксперимента? – голос Бориса тревожен настолько, что адреналин смыл сонную одурь мгновенно.
     -Нет, а что? Кто? Где? – расшифровывать вопросы надо простым людям, а не наставникам гениев, от которых неприятности идут сплошным потоком.
     -Охрана сказала Олжасу, что Антон привел Тимку и твою Оксану в испытательный бокс. У них еще два шлема-антиграва, собираются делать совместный эксперимент. Пока Олжас поднимал меня, те уже отключили личку, я у своего проверил... Выходи, жду.
     Сергей и Борис мчались к институту спустя несколько минут. Кто бы сомневался, что им предстоит спасать или выручать своих ребятишек. От чего? А черт его знает! Ограничений на вход в свой сектор для учеников не существовало – в любое время суток иди и делай, что хочешь. Иначе нельзя – гений и регламент никогда не уживаются! Но предупредить-то можно? А эти черти вечно устраивают игры в какие-то секреты, в прятки! Хотя, что ты с детей возьмешь? Где им еще играть, если не в институте!
     Олжас ждал Бориса и Сергея у лифта:
     -Я без вас не решился входить. Следил по камере общего обзора. Лежат, голубчики, в шлемах, рядышком! Телеметрия есть только в одном, который на Антоне. Грубо, с экрана - эйч-эм-ай! – все в норме. Идем?
     Дети уже выпали из реальности – все трое парили над испытательной платформой. Оксана и Тимофей были в спальных мешках, привязанных веревками к фиксаторам кокона, где лежал Антон. Наставники заглянули в лица спящих, посчитали пульсы, посмотрели на монитор, оценили столбиковые диаграммы и высказались.
     -Надо будить! Пульс частит у всех за 200, даже для тренированных – перебор! – Борис Иванович настаивал, как самый неопытный.
     -Подожди, они всего пять минут в отключке. Глянь, активность мозга необычайно высока для быстрой фазы сна, - Олжас Кожахметович намного спокойней реагировал, ему нравилась ЭКГ Антона.
     -Давайте еще понаблюдаем, - предложил компромисс Сергей Львович, - если будет изменение, тогда уж!
     Борис наклонился и выгреб из-под кокона тетрадь в жесткой обложке.
     -Это Ксюшкин рабочий дневник, - опознал Сергей, - дай мне! Опа, они под химией, парни! Обалдеть, вот чего я не ожидал...
     Он опустил руки, бледность залила лицо. Олжас выхватил дневник и раскрыл. Борис через плечо успел прочесть:
     -"...на водяной бане. Полученное основание разбавила ИПСом, окислила серной. Грязный амфетамин сульфат..."
     -Ни фига себе, - его сердце тоже рухнуло в пропасть – "наркотик!"
     -Не смертельно. Дай бог - первый раз, но как мы проглядели? – лицо Олжаса утратило улыбку. – Давайте выводить. Я отключаю.
     Первым очнулся Тимофей. Его лицо озарилось улыбкой, он выпутался из спальника и бросился к наставнику:
     -Есть, Борис Иванович, есть!
     -Что именно, уточни, - сдержанно, не выбрав еще манеру поведения на сегодняшний случай, откликнулся тот.
     -Поле информационное! Мы в него включились!
     Восторженным дискантом добавилась Оксана:
     -Это полный отпад, когда на прямой обмен выходишь!
     -Олжас Кожахметович! Я теперь понял, как оперативная память в компе работает, - доложил Антон, отстегнув последний фиксатор.
     Олжас сумел ввести обмен впечатлениями в приемлемое русло:
     -Так, идем в мой кабинет и нормально обсуждаем. Оксана, как младшая, излагает первой, потом Тимофей и Антон. А для начала – родители знают, где вы сейчас? С этого и начнем, пусть хоть они успокоятся, коли вам не спится...
     *
     -... тормоз - в последовательной работе мозга, - подчеркнула Оксана, - я для Вас, Борис Иванович, поясню. Обмен информацией внутри нашего мозга осуществляется посредством нейронов. Сигналы от одних нервных клеток передаются другим. Места соединения, в которых происходит передача информации между двумя нейронами, называются синапсами, а сам процесс передачи информации – синаптической передачей. При этом нервные клетки используют определенное вещество, называемое нейромедиатором...
     -Да проще будь, Ксюшка – и люди к тебе потянутся! – съехидничал Тим, а потом объяснил учителю: – Импульс подавать на мембрану клетки не опосредовано, химией, а прямо… Да хоть потоком электронов! Откуда? Найдем, где взять – тут важен принцип… И не на периферии мозга, не с рецепторов, а конкретно внутри, в зоне хранения информации...
     -Не так, - отодвинул его Антон, - лучше идти с "корпус каллосум". Где полушария связаны, оттуда - ведь инфа хранится и в правом и в левом мозгу...
     Олжас и Сергей одновременно уточнили:
     -Как вам удалось синхронизировать три мозга, шесть полушарий?
     -Сперва нужен «раздрай» до предела. Мы его сделали с наркотиком, - безмятежно пояснила Оксана. – Я проверяла кофеин, этанол, никотин, эфир – ерунда! ЛСД не получился, мескалин - мухоморам не сезон, так что пришлось использовать амфетамин. Но у него долгое последействие, да он не нужен …
     -...если задать исходный десинхрон в шлеме... - подхватил Антон.
     -...просто я не додумался сразу, - продолжил Тим.
     Два мальчишки и светловолосая девчушка представляли собой удивительное трио, ведущее слитное повествование. Они описывали свои впечатления, не прерывая коллективную речь, а передавая от одного к другому. Даже термины использовали общие, что удивляло наставников:
     -...и мы стали думать вместе, одновременно. Каждый мог свободно обращаться к памяти другого...
     -...только не личной, там стопор моральный есть...
     -...который зависит от уровня хозяина. Но можно и произвольно снять, дать полный доступ. Особенно, если таиться – в лом...
     -...сначала попёр такой кайф от всезнайства и почти всемогущества. Нам казалось, что запросто можем решить даже теорему Ферма...
     -...а потом возбуждение сошло на нет, и мы поняли - дурь наведенная ...
     Борис Иванович вставил вопрос:
     -Сейчас ощущение общих, многих знаний осталось?
     Тим, Антон, Оксана замолчали, углубились в себя на краткий миг и воскликнули:
     -И сейчас – да! Надо только сосредоточиться...
     -...тогда открывается вход в коренную директорию и ветвится...
     -...словно библиотека со стеллажами, но не все надписи понятны...
     -...формулируешь, а ответ всплывает в мозгу...
     Наставники переглянулись – ученики занырнули настолько глубоко, что разбираться в последствиях предстояло не один день, в лучшем случае. Но в остальном – страшных последствий не наблюдалось. Пока. И всё же врачебное обследование не повредит, а проходить его следует – основательно отдохнув. Олжас Кожахметович подвел итог:
     -Уже поздно, родители вас ждут. Я завезу Оксану и Антона, нам по пути.
     -Мы с Тимофеем соседи, - кивнул Сергей Львович, и все шумно направились к выходу.
     Уже возле машины, протянув ученику руку, Борис Иванович спросил:
     -Тим, по-взрослому – готов мне ответить?
     -Да, - понурился Тимофей.
     -Понравился амфетамин? Это – настоящий наркотик, без дураков.
     -Нет. Честно – никакого удовольствия. На тупой ржач пробило, типа мы - гопота на тусне. А на выходе - зиро... А что?
     Наставник облегченно вздохнул и улыбнулся:
     -Да хотел случай один рассказать. Теперь не стоит, тебе неинтересно...
     -Интересно! - "купился" Тимофей, и начал упрашивать.
     -Ты помнишь, был в 20 веке американский физик Вуд? Он экспериментировал не только в физике. Однажды для проверки стимулирующего действия наркотика - накурился опиума. Когда пришел в себя – вспомнил, что в дурмане напал на чрезвычайно важную научную идею, но на какую именно - начисто вылетело из головы! Решил повторить и обрести ускользнувшую мысль. И впрямь – явилась! Собрав все силы, Вуд нацарапал гениальную идею на бумаге... Очнувшись, поспешил развернуть бумажку с драгоценной записью и прочел: "Как ни велик банан, кожура еще больше"…
     Никто не отозвался на дубовое «моралитэ». Зависла неловкость.
     -А что? Вполне толковая мысль! В стиле Козьмы Пруткова, - попробовал спасти друга Сергей Львович, трогаясь с места.
     Тим отмолчался. У порога своего дома он спросил:
     -Борис Иванович так сильно обиделся на меня, что за дурака держит? Мы же не думали, а вот... Хотели сюрприз...
     *
     Ночь безнадежно испорчена – сна ни в одном глазу, дома никто не ждет (Борис так не отважился жениться), и какой смысл тратить время на поездки туда-сюда? Не включая верхний свет, наставник Тимофея отыскал сведения по по химизму работы мозга, которых оказалось чудовищно много (это тебе не информационное поле!), и задал темповое усвоение. Никуда не денешься, придется насиловать голову, иначе доверие ученика улетучится быстрее утреннего тумана. Контактные линзы с микропроекторами (изобретение Олжаса) скрылись под веками, таблетка (творение Сергея) растворилась в желудке, мысли стали размываться. Еще несколько минут и начнется стремительная передача информации напрямую в подсознание. Ускользающая реальность связала предстоящие мучения с виновниками, но не укоризной, а восхищением:
     -"Нет, ну надо же! Чертенята ухитрились за неполные двадцать минут обменяться информацией, накопленной в их гениальных черепушках! И стали втрое образованнее! Да еще и научились напрямую (это как? телепатически?) в любой момент подключаться к кладовым долговременной памяти друг друга! Или... Да ну, бред! Не может быть общего информационного поля Земли! А если есть? И мальки открыли методику подключения к нему? Тогда мнемотрамбовка (премерзкая процедура, между нами, наставниками, говоря!) больше не понадобится? Океан знаний – и все мои..."
     Перед мутнеющим внутренним взором всплыла черно-белая фотография седого, лохматого мужика, ожила и подмигнула ему:
     -"Что и требовалось доказать. Чихать на Конец Света от кометы и астероида. Мы всё успеем, Борис! Человечество не угаснет вместе с Солнцем и не погибнет в коллапсирующей Вселенной. Разум найдет, как сохранить себя навсегда, меняя вселенные, словно старые квартиры. С сегодняшним количеством гениев – это вопрос пары тысяч лет, а у нас в запасе – намного больше".
     Последним мазком воображение нарисовало не такое уж далекое будущее: миллиарды людей дружно показывают язык обманутой, невечной Вечности...