Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



        

Эльстер  Алла

Зимняя история (из цикла «Сны Веры Павловны»)

    Вера Павловна вышла из антикварного магазина. Вообще-то доходы и характер Веры Павловны не располагали к посещению антикваров. Просто когда гуляешь куда глаза глядят, а на тебя вдруг обрушивается холодный ливень с градом – ныряешь в первую попавшуюся дверь. Снаружи лило, Вера Павловна не слишком внимательно разглядывала замшелые сокровища, и вдруг… Губная гармошка. Бока - из золотисто-медового дерева. В правом углу – синяя бабочка…
     Наигрывая на гармошке и беззаботно напевая «ну и ладно, сэкономлю на чем-нибудь другом» Вера Павловна вышла на ароматизированную дождем улицу и ужасно захотела погулять возле моря.
     Почти стемнело. Чуть моросило. Влажный воздух был густым и прохладным. Прислонившись к каменному парапету, Вера Павловна смотрела на волны. Отвела взгляд от воды и… вцепилась в камень, чтоб не упасть. Рядом с ней стоял Мужчина Ее Мечты. Воплощенье всех сказочных принцев, о которых Вера Павловна когда-либо грезила. «Мой любимый цвет» словно герой мультфильма пискнула душа Веры Павловны, проваливаясь в глаза незнакомца. «Мой любимый размер» - робко продолжила она о его статной фигуре. Некоторая прозрачность незнакомца и отсутствие тени чуть тревожили, но не портили общего впечатления.
     – Кто Вы? – спросила Вера Павловна взглядом.
     - Ледяной Король – пожал он плечами. Кай. Знаешь историю о Снежной Королеве? Красивая сказочка…
     Повисло молчание. Вера Павловна озябла. Никаких слов, которые наверняка не показались бы Королю ужасно глупыми, в голову не приходило. Тихонько вздохнув она махнула ему рукой на прощание и оторвалась от парапета.
     - Ты часто здесь бываешь? – вдруг спросил он ей в спину.
     - Я завтра приду – обрадовалась Вера Павловна…
     Дома Вера Павловна включила обогреватель и настольную лампу. В комнате стало тепло и уютно. Вспомнив про губную гармошку, Вера Павловна выложила ее на стол рядом с компьютером, запустила комп и вышла на кухню. Когда она вернулась с чаем и яблоком, на гармошке сидел Форнит* (см. примечание). Размером он был с колпачок от фломастера. Одет в черную майку с надписью «Fuck yourself!»и драные джинсы. На ногах - кеды. На голове – лимонно-желтый ирокез. Смотрел Форнит сердито и затравленно и выглядел беззащитным, как только проклюнувшийся росток.
     -Ты чё, блин, гармошку в стол положить не можешь?- зло спросил он Веру Павловну, и жадно взглянул на яблоко.
     -Зачем? – удивилась она,- я на ней играть буду.
     -Правда?!
     -А как ты думал? Просто так деньги выкинула?
     Вера Павловна аккуратно откусила кусочек яблока и протянула Форниту. Хотела погладить его пальцем, укололась о взгляд и просто положила яблоко рядом с гармошкой.
     - Ты хлеб с сыром будешь?
     Вцепившись в яблоко, Форнит энергично закивал.
     - Пиво, блин, у тебя есть?- проорал он вслед направившейся к холодильнику Вере Павловне.
     Хлеб, сыр, яблочный сок, кусок помидора, две дольки шоколада с орешками…. Поев, Форнит как-то робко спросил:- «Можно я в клавиатуре иногда спать буду? Ты же на гармошке не часто играешь…. А в комп я тебе порошка насыплю. Форнуса. Вон у тебя бумажки разложены, пишешь чего-то.… С порошком быстрее пойдет».
     - Конечно, спи где тебе нравится. А порошок… может в коробку с красками насыплешь? Чуть-чуть совсем. Картинка не получается...
     - Сделаем!
     Форнит улыбнулся так легко и радостно, что по комнате будто пронеслась стайка солнечных зайчиков.
     - Я с прошлого года не жрал,- он опять нахмурился – сидишь в магазине, скукотища, блин, и тоска такая… думаешь, вот купит сейчас кто-нибудь эту гармошку просто для коллекции, положит в ящик… Форнит недоговорил.
     -Бли-ин!- сказала Вера Павловна - Ты порошок где хочешь сыпь, хоть по всему дому. А я завтра пива куплю.
     - Не купишь – в туалете насыплю. Будешь там ребусы решать! – пообещал Форнит и полез в клавиатуру.
     Кая на пляже не оказалось ни завтра, ни послезавтра. Через неделю Вера Павловна «просто так» пошла побродить возле моря и сразу увидела его на прежнем месте. Они почти не разговаривали: осколок кривого зеркала, прочно засевший у Кая в сердце, искажал и уродовал смысл любых слов. Зато с ним было хорошо молчать. Они бродили вдоль берега. Нашли открытое до поздней ночи маленькое кафе, где даже зимой готовили ледяные коктейли. Устраивались в уголке открытой террасы, тянули подслащенную ледяную крупу через соломинки, смотрели, как снаружи летят вниз дождевые капли. Потом, промерзшая до костей Вера Павловна шла домой. До следующей, почти случайной прогулки…
     Форнит у Веры Павловны дома освоился замечательно. Когда случались срочная статья или перевод он обычно здорово помогал, посыпая форнусом клавиатуру. Заодно сыпал и в гармошку, и Вера Павловна отмечала каждый написанный абзац музыкальными трелями. Краски Вера Павловна теперь только успевала покупать – самые разные, потому что Форнит решил коллекционировать этикетки от тюбиков. На завтрак и обед Форнит ел то же, что Вера Павловна, на ужин предпочитал пиво и шоколад, а по выходным требовал «вкуснятинки» и щедро обсыпал форнусом всю кухню. «Правильных» знакомых и родственников Веры Павловны Форнит не любил, и когда приходили, заставлял чихать и страдать от сыпи. Рассказывать Форниту про Кая Вера Павловна сначала стеснялась, но, вернувшись как-то с прогулки, нарвалась на форменный допрос. Выспросив все подробности, Форнит подытожил: - «Ничё, так, нормально. Творить лучше будешь».
     В конце февраля запахло весной. Вера Павловна и Кай как-то особенно уютно сидели в кафе у моря. Вере Павловне было почти тепло.
     - Пора мне, - вдруг сказал Кай – жарко тут у вас становится. К утру доберусь до Лапландии, а там – посмотрим.
     - А как же я? - чуть не спросила Вера Павловна. Но удержалась, конечно. Они вышли на берег. Неожиданно для себя Вера Павловна сняла любимую «пиратскую» серьгу и протянула Каю. Золотая капля, блеснув, влилась в ладонь призрака.
     - Я осенью вернусь. Может быть.- Сказал он.
     Дома, не включая свет, Вера Павловна распахнула окно в еще по-зимнему холодную ночь и жадно, неумело курила, давясь дымом и не стряхивая пепел. Потом, вконец замерзнув, отошла от окна и свернулась калачиком на диване.
     Из компьютерной клавиатура вывинтился Форнит. Буркнул: «дуреха, блин!» и несколькими плавными пассами закрыл окно. Еще одним пассом набросил на Веру Павловну плед и улетел в сторону кухни. Было слышно, как заскрипела и хлопнула дверца духовки. Значит Форнит засыпал туда порошок, и утром Вера Павловна испытает нестерпимый творческий зуд в области приготовления пирогов. Что ж… пусть так. Форнит вернулся комнату, Вера Павловна дышала тихо – тихо. Он подозрительно прислушался. Большими нежно-розовыми буквами вывел на выключенном мониторе: «сладких тебе снов», наставительно произнес в пространство: «все бабы – дуры!», смачно плюнул в середину клавиши «Enter» и скрылся в губной гармошке.
     Вера Павловна усмехнулась и поудобнее устроилась под пледом. «Ничего…ничего…жить будем» - шептала она засыпая.
    
     * Примечание.
     Форниты – эльфы творческой удачи. Материализуются в результате концентрации энергии творческого порыва. Поселяются в предмете, служащем для реализации порыва (музыкальном инструменте, гусином пере, клавиатуре и т.д.) и, первоначально, не способны покидать этот предмет. Форниты синтезируют специфическим продукт - порошок форнус и регулярно посыпают им предмет своего обитания. У людей, в зависимости от творческого потенциала, форнус вызывает творческий зуд и прилив энергии или аллергию. Питаются форниты, как созидательной энергией, так и обычной, желательно вкусной, едой.
     Лишившись пропитания, в результате физической или духовной гибели человека-создателя, форнит прекращает форносинтез, затаивается, и ждет, иногда годами, перехода предмета обитания к следующему владельцу. Если таковой окажется человеком творческим – форнит обретает долголетие и свободу перемещения. Если нет – умирает от голода.
     Для более подробной информации см. С.Кинг «Баллада о гибкой пуле».