Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



      Рейтинги политиков, новости дня. / Недорогой отель в саратове смотрите здесь.  

Ольга  Алёшина

Тайна третьего имени

     На пригородной станции днём шла бойкая торговля. Зазывалы-продавцы перекрывали монотонный гул людских голосов, предлагая газеты и пирожки, мороженое и сувениры. К вечеру станция опустела. Лили-Ви вышла из поезда и оглянулась вокруг. Небо встретило её розово-жёлтыми красками заката на горизонте. Всё осталось по-прежнему, те же домики, те же магазины, тот же лес вдалеке. Но она никогда не приезжала сюда так поздно. Уже и тонкий месяц лукаво блестит, забавляясь, что может соседствовать с заходящим солнцем. Июньские ночи всюду легки и мимолётны, но здесь они какие-то особенные! Здесь даже луговые травы поют в тишине странную, нежную и таинственную песню. Надо торопиться, чтобы такая ночь не застала её в дороге. Через поле, потом по каменному мостику через ручей, там, где громко цокают каблучки, и по песчаной дорожке, до самого дома.
     Приехать пораньше не получилось. В городе её задержало бабушкино завещание. Много бестолковой волокиты, но теперь она вернулась сюда полноправной владелицей любимого дома и цветущего сада.
     В городе она беспокоилась, что имя Лилия-Виктория окажется нежеланным препятствием. Но вопросов ей не задавали, разве что она поймала пару-тройку удивлённых взглядов. Да и не запрещается иметь двойное имя! Когда папа придумал дочке нежное имя Лилия, мама уже решила, что на свет появилась победительница. И родители поступили мудро, не стали ссориться и ломать копья, а дали оба имени сразу. Так и получилась Лилия-Вика. Как какая-нибудь иностранная королева.
     Дом выглядел огромным, даже издалека. Всего-то два этажа, но на фоне неба и в окружении деревьев он выплывал большой серой тенью. Пустой тенью. Не горел свет в окнах, не светилась терраса, не доносились звуки сентиментального вальса. Лили-Ви осторожно приоткрыла калитку. Сказочный сад прошептал что-то на своём языке. Ей не верилось, что сейчас она переступит порог и не услышит бабушкин голос:
     - Внученька! Лили-Ви моя приехала!
     В голове не укладывалось, что её не обнимут добрые руки совсем не старой бабушки. Ведь той не исполнилось и пятидесяти пяти лет. В памяти она навсегда останется молодой женщиной, с тёмными, без единого седого волоса, косами, с гладким лицом и загадочными глазами. Ах, как Лили-Ви всегда хотелось, чтобы и у неё сияли такие же глаза! Чёрные, слегка раскосые и внимательные. Но куда там! Второй такой красавицы, как её бабушка, свет не видывал.
     Лили-Ви повернула ключ в замке, зашла на террасу и сразу же оказалась во власти знакомых запахов. Пряный аромат сушёных трав, развешанных везде, где только можно, вернул её в недалёкое прошлое. Она включила свет и осмотрелась. Всё прибрано и чистенько, пучки трав аккуратно развешены по стенам и разложены на столах. Зоя Ивановна не терпела беспорядка и никогда не разрешала Лили-Ви трогать травы и смешивать их. Бабушку считали травницей, целительницей и гадалкой. В округе её уважали, боялись и всё равно шли к ней со своими бедами. И не только местные, к Зое Ивановне приезжали люди из разных городов.
     Врачи сказали – сердце. Лили-Ви закрыла лицо руками. Как несправедливо, как рано! И ничего нельзя сделать! Она смахнула слёзы и отправилась в «свою» комнату. Тут тоже всё осталось по-прежнему. Задумчиво проведя ладошкой по обоям, она присела на кровать. Что ж, вот и пришла новая хозяйка. Почему-то сразу появилось желание заглянуть в самую дальнюю комнату. При жизни Зоя Ивановна принимала там посетителей и гадала, раскладывая на столе карты. Первое, что Лили-Ви бросилось в глаза, когда она туда вошла – запертый на ключ комод с золочёными ручками. Ей хорошо было известно, что там хранится та самая колода, которую бабушка никогда и никому не давала в руки. И особенно своей внучке. Хотя, и гадала ей иногда. Самое смешное, что всё сбывалось. Конечно, сегодня стоило бы отдохнуть и выспаться после тяжелого дня, но комод притягивал и манил к себе. Впервые у неё появилась возможность дотронуться до святая святых бабушкиного мира. С мыслью о том, что любопытство кошку сгубило, Лили-Ви потянула на себя ручку. На удивление, ящик легко поддался. Поверх множества разных предметов в нём лежала чёрная колода карт. Дрожащей рукой, не спрашивая себя, почему ящик оказался не запертым, Лили-Ви дотронулась до карт. Лёгкое головокружение на миг смутило её. Но колода словно сама прыгнула ей в руку. Конечно, это она взяла карты, но ни одна вещь никогда прежде не казалась ей такой знакомой на ощупь. Это прикосновение стало решающим, девушка забыла о своём намерении разобрать вещи и навести порядок, она села за стол и принялась разглядывать новое сокровище.
     Прежде чем гадать, бабушка всегда разговаривала с картами, и в памяти тут же всплыли удивительные фразы. Лили-Ви в задумчивости повторила то, что раньше казалось ей бессмысленным:
     - Тридцать шесть сестёр, кумовьёв и снох, сынков и дочек, братьев и сотоварищей. Сослужите мне службу верную, дружбу неизменную. Тридцать шесть карт, четырёх мастей, скажите мне всю правду, чего ждать, ожидать, чего опасаться, за какое дело не браться. Всех вас призываю, называю и выговариваю: слово крепко и к картам липко. Аминь.
     Пока она произносила заговор, её не покидало странное чувство, что карты её слышат и медленно впитывают слова. Они кто-то или что-то, а не простые разрисованные картонки. Не желая избавляться от наваждения, Лили-Ви захотела договориться с ними. Намотав на палец прядь блестящих тёмных волос, она решилась:
     - Я дама трефовая. Будущее. Расскажите, поведайте, не утаивайте. Что меня ждёт в ближайшие дни?
     Перетасовала колоду, затем сняла карты левой рукой и сделала расклад, который видела много раз. По девять карт в четыре ряда. Конечно, она и раньше гадала сама, но никогда этой колодой. И впервые делала это серьёзно. Что-то незримое, возникшее между ней и картами, не оставило места сомнению.
     Возле трефовой дамы оказались пиковая восьмерка и ещё две дамы.
     - Сплетни…- пробормотала девушка, разглядывая разукрашенных дам. - Откуда тут сплетни? Шестёрка… Какая? Бесполезная дорога и ложный шаг… Куда дорога? А к чему семёрка червей? Не помню… В ногах король и девятка… Я знаю… Это… Объяснения в любви? Забавно!
     Она уже собралась мысленно соединить вертикальные линии, но не успела. На стол внезапно запрыгнула пёстрая кошка и смешала расклад.
     - Ай! - Лили-Ви вздрогнула от неожиданности. - Киса, ты чья? Как ты сюда попала? Я забыла закрыть дверь?
     Перемешанные карты больше ничего рассказать не могли. Лили-Ви погрозила кошке пальцем и встала. Стоило проверить дверь на террасу. Такая гостья не беда, но других гостей хозяйка сегодня не ждёт. Кошка спокойно последовала за ней, успевая по дороге потереться об ноги.
     - Какая ты милая, - сообщила ей Лили-Ви, спускаясь на первый этаж. - Соседская? А есть хочешь?
     Кошка замурлыкала так громко, словно поняла.
     - Посмотри-ка! Дверь действительно открыта! - Лили-Ви нагнулась и погладила пушистую шёрстку. - У меня в сумочке бутерброд, я не голодная и отдам тебе колбасу. Ты умница.
     Сытая благодарная кошка свернулась у Лили-Ви в ногах, а девушка накрылась с головой одеялом и подумала о том, что завтра ей предстоит много дел. И пришёл сон…
     …Серое небо заволокло тучами. То там, то здесь полыхали молнии. В доме казалось не так страшно, но тоскливо и одиноко. Ей с трудом удалось отвести взгляд от неба, и она тут же увидела свое отражение в большом зеркале. Зеркало огромное, старинное и, кажется, такого раньше в доме не было. Во сне она приблизилась к нему быстро, как по воздуху. Но что это? Лицо, знакомое своё лицо она не узнавала. Те же приятные черты, но что случилось с глазами?! Обычные, прежде серые, они почернели и заблестели мерцающими искрами. Радость и испуг смешались в одно неясное чувство. Она теперь красивая, по-настоящему красивая, но… Это же глаза Зои Ивановны! Немыслимая и невозможная мечта сбылась… Во сне всё происходит либо мгновенно, либо тянется бесконечно долго. Отражение медленно стало расплываться, и сквозь туман проступил облик бабушки. Она смотрела с тревогой и шевелила бледными губами. По движению губ отчётливо проступали слова:
     - Только не ты... Только не моя кровь...
     Что бы это значило? У бабушки в руках появилась колода карт.
     - Не гадай, - ни звука не сорвалось с отражённых губ, но именно эти слова они произносили в тишине. - Лилия-Виктория, я передала тебе не дар, а проклятие…
     Внезапно пламя охватило колоду и с неё перекинулось на бабушкины руки. Лили-Ви в ужасе закричала и проснулась. От страха она больше не смогла уснуть и до утра просидела на кровати, поджав ноги.
     Утро прошло безрадостно, и лишь к одиннадцати часам она избавилась от остатков кошмара. Надо было сходить в магазин, накормить себя и эту пёструю приблуду, которая, кажется, и не собиралась уходить.
     На улице тёплый ветер отогнал и развеял беспокойные мысли. В знакомом магазине возле станции продавалось всё необходимое. Лили-Ви вышла на площадь и увидела трёх женщин, похоже местных, обсуждающих что-то возле входа в магазинчик. Они заметили её и тут же замолчали.
     «Какие-то неприятные у них взгляды» - подумала девушка. Ей бы замедлить шаг или отправится в другое место, но она не ожидала ничего плохого.
     - Приехала! - услышала она, когда подошла чуть ближе. - Ведьмина внучка.
     Лили-Ви вздрогнула, как от удара и, скорее интуитивно, чем осознанно, прожгла всех трёх уничтожающим взглядом. Обидеть её бабушку! Золотую, замечательную, лучшую на свете! Что она им сделала?! Лечила их близких, заговаривала раны, предупреждала о возможных несчастьях? И, вот, благодарность!
     «Зависть, зависть, - пронеслось в голове. - Моя бабушка красавица, а вы уродины».
     Она прошла мимо них, гордо подняв голову. И не сомневалась, что, как только войдёт в магазин, кумушки перемоют ей все косточки.
     «Вот и сплетни - подумала она. - Ну и ладно».
     Но на душе остался неприятный осадок. Вернувшись домой, она постаралась отогнать нехорошие мысли. Дальняя комната словно притягивала ее, и возможность снова погадать не давала покоя. Останавливал только сон, некстати приснившийся ночью. Но ведь сон – это всего лишь сон, и не стоит придавать ему слишком большого значения! Лили-Ви уже почти убедила себя в том, что стоит взять в руки карты, и вдруг услышала в саду странные звуки. Кто-то насвистывал легкомысленную мелодию и совершенно очевидно, не за забором, а прямо у неё под окнами. Она выглянула в окно и увидела высокого белобрысого парня.
     - Эй! Ты кто? - крикнула она, удивляясь откровенной наглости, с которой он, не смущаясь, что его заметили, уселся на скамейку.
     - Это вы мне, девушка? - голос насмешливый, но совсем не наглый.
     Лили-Ви даже немного растерялась. Но сразу опомнилась:
     - А что, в моём саду есть ещё кто-то? Тебе, драгоценный.
     Парень привстал и смешно раскланялся:
     - Я Жан Жаныч. А ты, наверно, внучка тёти Зои? Как тебя зовут?
     Бесцеремонность, с которой он задал вопрос, чуть не возмутила её, но то, что её бабушку назвали тётей, слегка сгладило впечатление.
     - Жан Жаныч? - протянула она насмешливо, подражая его голосу. - С каких пор в этой местности поселились французы, да ещё с таким чистым русским произношением? С восемьсот двенадцатого года?
     И снова, совсем не смущаясь, он весело улыбнулся:
     - Да я не местный, девушка. Гощу здесь у тётушки с прошлой недели. Ну и наслушался про тебя. Тётушка все уши прожужжала – внучка самой Зои приедет! А вообще-то я Иван Иванович. Но так представляться не комильфо. Глупее имя и не придумаешь.
     Обезоруживающая улыбка и самокритика ей понравились. И, не задумываясь, она подняла трущуюся о ноги приблуду:
     - Это не ваше счастье? Вчера пришла.
     Жан Жаныч, или просто Ванька, отрицательно покачал головой:
     - Впервые вижу этот комок шерсти. И все же, как тебя зовут?
     - Тётушка не рассказала? Лили-Ви.
     - Лили-Ви? Обалдеть! Ты прикольная, зря тобой пугали. Лили-Ви, Лили-Ви… Так птицы поют. У тебя в роду никого по птичьей линии не было?
     - Знаешь что, Жан… Жанович, - она немного разозлилась. - Ты меня отвлекаешь. Ну, посмотрел на внучку Зои Ивановны, и досвидания.
     - Да ладно тебе! - он рассмеялся. - Я Жан Жанычем уже семнадцать лет, и ничего, живой вроде.
     - Семнадцать? - протянула Лили-Ви.
     «Он на два года младше меня, - подумала она разочарованно. - А я, дурочка, уже про объяснение в любви размечталась. Нет, не вариант».
     - Ну, семнадцать. Что из этого?
     - Ничего, - поспешно сказала Лили-Ви. - Собиралась гадать на картах. Вот, захотела и тебе погадать. Ты какой масти будешь?
     - Лили-Ви, не шутишь? Тётку мою удар хватит, если она про гадание узнает! Как она от тебя оберегала! Ты бы слышала! Что б я с тобой даже случайно нигде не встретился.
     - А ты?
     - А я, как только у неё нотации иссякли, сразу к тебе пришёл.
     Девушка улыбнулась. Это ей тоже понравилось. Всё же жаль, что он такой маленький.
     - Ну, ладно, - решила она. - Будешь бубновым королём. Согласен?
     Ванька сделал серьёзное лицо, но вся серьёзность тут же пропала:
     - Почему бы и нет? Бубновым, так бубновым. Гадай!
     - На прошлое или на будущее?
     - Давай на прошлое.
     Лили-Ви решила, что гадание для него просто новое развлечение. Скучно ему здесь, что ли?
     - Странно... - протянула она. - Обычно всех интересует будущее.
     - А я хочу проверить. Тебя, - и он так хорошо улыбнулся, что обижаться на него сразу расхотелось.
     - Что ж, проверяй, - она отошла и вернулась с колодой карт. Тихо поговорила с ними и сделала расклад. Места на подоконнике оказалось достаточно, и расклад вышел удачно.
     - Значит так, Ванечка. Всё у тебя хорошо. Но недавно ты получил неожиданное известие о перемене жизненных обстоятельств и уехал. Что-то пошло не так... Девятка при тузе... Пики... Это... Потеря друга... Окончательная потеря. Но знаешь, не грусти о нём. Не надо. Друг был ненастоящий. Притворный и фальшивый... И ещё... Хитрый... Зря ты ему доверялся, он тебя обманывал. Тебе от него случался один вред... О-о, а вот совсем недавно ты удивился неожиданному предложению. Дама постарше предложила тебе совместное путешествие в далёкие страны. Но ты отказался... Забавненько! Так отказался, что она ужасно разозлилась. Наверно, захочет отомстить, или... Нет, я ошиблась, она уже нашла себе другого спутника... А ещё... Ещё..., - Лили-Ви посмотрела на него и прищурилась. - Не обижайся, но ещё ты влюбился, Ванечка... Ну как, похоже?
     Ей самой стало интересно, правда ли то, что она ему наговорила. Он ответил не сразу:
     - Всё, кроме последнего. Откуда ты узнала про друга?
     - Так карты сказали. Дама была? И предложение?
     - Допустим. Лили-Ви, я поражён. Честно. Ты же ничего не знала.
     Придав загадочности своему голосу, Лили-Ви свысока посмотрела на Ваньку:
     - Я - нет. Но карты знали
     - Ладно, пока, - сказал он и, махнув рукой, быстро перелез через забор. - Значит, карты?
     Последние слова донеслись уже из-за забора, и она пожала плечами:
     «Пришёл незваным и ушёл… Ну и что ж… »
     Весь день Лили-Ви приводила в порядок дом, мыла полы, вытирала пыль. Постирала, погладила и развесила все занавески. К вечеру так умаялась, что едва вспомнила об ужине. Наскоро перекусив и накормив Приблуду, она забралась в кровать и с головой накрылась одеялом:
     «Завтра много дел, завтра, завтра…» - подумала она прежде, чем наступил сон. Во сне Лили-Ви подошла к бабушкиному комоду и дотронулась до маленькой серебряной вазы, стоявшей на нём. Старинная вещица, изящная и дорогая, в детстве Лили-Ви часто просила разрешение поиграть с ней, но всегда получала отказ. Сейчас ваза неожиданно оказалась горячей, и девушка быстро отдёрнула руку. Зеркало, то самое зеркало, которого не существовало в реальности, отразило сначала её испуганное лицо, а потом Зою Ивановну, которая опять, одними губами, произнесла:
     - Не трожь!
     Бабушка строго посмотрела на Лили-Ви и укоризненно покачала головой. В тишине внучка разобрала слова:
     - Я же просила тебя не гадать. Это отрава.
     Снова колода карт оказалась у бабушки в руках, и она с трудом добавила:
     - Тяжело мне. Не множь мою тяжесть…
     Неожиданно карты превратились в сверкающую зелёную змею. Лили-Ви не успела закричать, и внутри всё вспыхнуло оранжевым пламенем. Огонь, в мгновение ока, заслонил стеклянное пространство, и вся поверхность зеркала запылала яркими язычками. Лили-Ви в ужасе смотрела на пламя, и вдруг, оттуда, из огня, в комнату вползла блестящая змея и плавно заскользила к девушке. Крик и шипение послышались одновременно.
     «Всё! - пронеслось в голове. - Это конец!»
     Когда змея оказалась в полуметре от босых ног, неизвестно откуда, на неё прыгнула кошка. Разъярённая Приблуда вцепилась когтями в змеиную кожу, и шипящий клубок покатился к двери. С Лили-Ви тут же спало оцепенение, и она бросилась вслед за ними. Орущий и шипящий клубок скатился вниз по лестнице. Сверкающая змея вырвалась из цепких когтей и свалилась на стол с сушеными травами. Кошка кинулась следом. Пучки с травами разлетелись в разные стороны. Две противницы снова сцепились в извивающийся клубок. Через несколько секунд змея снова вырвалась и, шурша кожей, быстро поползла наверх. Лили-Ви только успела отскочить к стене. Она перевела взгляд на Приблуду, увидела, что кошка лежит внизу, на полу и не шевелится. Подняла глаза и увидела, как змея заползла в бабушкину комнату, подползла к комоду, извиваясь, по ручкам, поднялась вверх, медленно заползла в серебряную вазу и исчезла. В зеркале ещё полыхало пламя, его отсветы плясали по стенам. Лили-Ви снова посмотрела вниз на пёстрый комочек и бросилась к кошке:
     - Киса! Кисонька!
     Она пробежала всего несколько ступенек, споткнулась и упала. Мир мгновенно перевернулся, и она проснулась.
     На этот раз оставаться в постели она не могла. Неправдоподобно настоящим показался сон, слишком ярким и страшным. И тень бабушки, проступающая сквозь языки пламени пугала её до дрожи. Лили-Ви встала и включила свет. Затем выглянула на лестницу, осторожно дошла до перил, нагнулась и посмотрела вниз. Кошки на полу не было, но… По всему первому этажу валялись разбросанные травы!
     Забежав в свою комнату, девушка быстро оделась и схватила сумочку. Здесь она больше не останется! Прямо сейчас поедет домой! И не важно, что на дворе ночь. Поезда ходят в любое время суток, главное добраться до станции.
     Не оглядываясь, она выбежала в сад. Деревья и месяц над головой показались ей заколдованной декорацией. Прохладный порыв ветра растрепал длинные волосы. Лили-Ви выбежала за калитку и побежала по песчаной дорожке. Быстрее, быстрее. Одинокий и красивый, при свете месяца, каменный мостик, поле, трава под ногами. Но чем дольше она бежала, тем выше становилась трава и спящие цветы. И никакой станции, никаких огней вдалеке!
     «Я заблудилась? - подумала она в смятении. - Но это невозможно! Вот здесь должны быть магазины. А за ними железная дорога… Но где же она?»
     Лили-Ви оглянулась, но лишь чистое поле и лес окружали беглянку. В панике она остановилась и прислушалась. Ночные звуки и луговые запахи взяли её в плен. У Лили-Ви закружилась голова.
     - Этого не может быть! - закричала она громко, но наваждение не прошло. Ночь, звёзды, месяц и трава. И куда ни посмотри – ни одного огонька, ни одного дома или магазина! Ещё несколько шагов она устало прошла и села на землю.
     - Если я потерялась, что в принципе невозможно, - заговорила она вслух, что бы придти в себя. - То мне надо вернуться назад. В ту сторону, откуда пришла. Не важно, куда подевалась станция, важно найти дорогу. И я не буду сейчас думать, что случилась во сне, не буду думать, почему разбросаны бабушкины травы. Просто успокоюсь и вернусь.
     Девушка поднялась и пошла в обратном направлении. Удивительно, но каменный мостик довольно скоро нашёлся. И ручей под ним всё так же мелодично журчал. И песчаная дорожка к дому оказалась на том же месте. Лили-Ви пошла по ней, стараясь не думать, где она плутала во тьме. Ответа всё равно не было. Заблудиться на местности, которую она знала, как свои пять пальцев, это выше её понимания!
     «Бесполезная дорога, - пришло ей на ум. - Это та самая бесполезная дорога, о которой мне говорили карты».
     При мысли о картах её охватил озноб.
     «Бабушка сказала - отрава, - и вдруг Лили-Ви рассмеялась собственным мыслям. - Отрава заползла в серебряную вазу! Нет, я схожу с ума. Верю снам и теряюсь в одном шаге от дома!»
     Вернулась она измученная, но спокойная. Ничто так не приводит в порядок мысли, как свежий воздух.
     С утра Лили-Ви по всему дому искала Приблуду. Но кошка пропала. Не было её ни в доме, ни в саду, куда девушка несколько раз выходила. Исчезновение пёстрой кошки огорчило её, и напрасно она наливала молоко в миску и звала свою защитницу. Та как сквозь землю провалилась.
     «Наверно, ушла к своим, - решила Лили-Ви ближе к обеду. - Жаль, я уже к ней привыкла».
     Вечером в саду послышался знакомый свист. Ещё одна легкомысленная мелодия возвещала о приходе Жан Жаныча.
     Лили-Ви быстро причесала волосы, облизнула губы и выскочила на крыльцо.
     - Привет! - услышала она сразу, едва открыла дверь. - Лили-Ви, у меня для тебя неприятные новости.
     Девушка мельком отметила, что вблизи он намного симпатичнее и тут же расстроилась:
     - Ванечка! У меня уже есть одна неприятная новость, моя кошка ушла. А я уже почти её полюбила. Что у тебя?
     - Кошка? - он показался растерянным. - А, да… У меня новости хуже. Тётя Зина, тётя Фая и тётя Наташа обвиняют тебя в том, что ты их сглазила. Это подруги моей тётушки. Сегодня весь день у неё проторчали. Говорят, накануне ты на них нехорошо посмотрела. У тёти Фаи прыщи пошли, у тёти Наташи фурункул на носу, а тётя Зина вообще на один глаз окривела – ячмень. Все в один голос утверждают, что это твоя работа.
     - Но я не умею, - теперь растерялась Лили-Ви. - Около магазина на станции я встретила трёх тёток, которые обозвали меня ведьминой внучкой. И я посмотрела на них. Может быть, нехорошо посмотрела. Но я не умею сглаживать! Ты мне веришь?
     И она взглянула на Ваню настороженно и немного жалобно.
     - Не знаю, - сказал он и вдруг схватил её за руку. - Но в одном ты оказалась права – я влюбился.
     И он прижал её к себе и поцеловал. Лили-Ви закрыла глаза и растворилась. Её охватила такая радость, что она даже испугалась.
     «Он же совсем маленький! Но губы… Все остальные парни отдыхают!»
     - Лили-Ви, - произнёс он тихо, пока она не открыла глаза. - Я им не верю. И хочу, чтобы ты мне погадала. На будущее.
     - Нет! - она вырвалась из его рук и отступила на шаг. - И не проси меня. Я вспомнила, что означает семёрка червей.
     - При чём здесь…
     - При том, - перебила она. - Эта карта означает, что мне надо поберечься и не играть с огнем. И ещё карты мне сказали про ложный шаг. И я сделаю его, если буду с тобой.
     - Лили-Ви, что за глупость?
     - Не глупость, - она чуть не расплакалась. - Я хочу, чтобы ты ушёл!
     Ванька постоял молча, с удивлением и нежностью глядя на неё, потом повернулся и пошёл прочь. Возле забора он оглянулся:
     - Но ты мне ответила.
     - Я?
     - Ты мне ответила, - упрямо повторил он. - На поцелуй.
     Лили-Ви хлопнула дверью и бросилась в свою комнату. Никогда ей ещё так не хотелось взять в руки карты и проверить себя. Мысли путались, губы горели, сердце билось, как сумасшедшее. Она схватила колоду и прижала её к груди.
     «Нет, нет, нет! Гадать нельзя! Бабушка запрещает, - думала она. - Да и что я, в самом деле, разволновалась? Это не я влюбилась, а он».
     Но мысли не совпадали с чувствами, радость выплёскивалась через край. Мельком, в зеркале над кроватью, Лили-Ви увидела, что её щёки порозовели, а глаза блестят.
     - Это не я влюбилась, а он, - повторила она вслух, чтобы успокоится. - И гадать я больше никогда не буду.
     Но, не смотря на эти слова, её руки уже раскладывали на столе карты. Не окончив расклад, она вспомнила, что карты незаговоренные и оставила их.
     Легла, но долго не могла уснуть. Всё перемешалось. Сны, мысли о Ване, непонятная история с неудачным побегом. О последнем она подумала, что, возможно, кто-то или что-то не хотело её отпускать. Но зачем она здесь нужна? И что она должна сделать? Мысли перескочили на Ванечку и его тёплые губы. По телу пробежали сладкие мурашки. Именно сладкие, хотя объяснить этого она не могла. Нет, она глупа, он же такой маленький! Выше её на голову, но всё равно… Приблуда… Кисонька, куда ты делась? И этот странный сон про змею! Конечно, просто сон. Конечно, игра воображения. Но на веранде до сих пор разбросаны травы, как будто эта кошка дралась со змеёй. Но ведь это всего лишь сон…
     Лили-Ви не заметила, как уснула. И снова увидела бабушкину комнату и зеркало. Во сне она совсем не удивилась, сама подошла к зеркалу и позвала:
     - Баба Зоя, ты здесь?
     Но отражение не менялось, и она видела там только саму себя. Потом поверхность зеркала потемнела, и на ней проступили слова:
     «СОЖГИ ОТРАВУ»
     Лили-Ви потрогала пальцами буквы. Они стерлись, и появилась новая надпись:
     «ЛОЖНЫЙ ШАГ - ОТТОЛКНУТЬ СУЖЕННОГО»
     Буквы быстро растаяли и возникла странная фраза:
     «ДАЙ СЕБЕ ТРЕТЬЕ ИМЯ»
     Она сразу проснулась. Села в постели и протёрла глаза. За окном ночь. Странные слова не давали покоя, о том, чтобы снова уснуть не могло быть и речи.
     «Так, всё, - решила Лили-Ви. - пора с этим покончить».
     Лучшее средство от бессонницы – работа. И мысли приводит в согласие, и чувства в порядок. Стараясь не думать о снах, она оделась и принялась за уборку. В доме так много вещей, один бабушкин комод до отказа забит неизвестно чем! Лили-Ви не хотела признаваться себе в том, что немного сердится на него, ведь с него всё и началось! Она пришла в бабушкину комнату и распахнула верхний ящик комода. Вот здесь лежали карты. А это что? Пакет с засушенными лепестками роз, два зеркальца, древняя книга… Нет, это не книга, а старый альбом с фотографиями.
     Девушка забыла обо всём и села в кресло, чтобы рассмотреть новую находку. Много бабушкиных фотографий. Бабушка с родителями, бабушка с дедушкой, которого Лили-Ви не помнила, бабушка совсем юная! И вдруг Лили-Ви потеряла дар речи. На фотографии сидела её красавица бабушка, тогда ещё молодая Зоинька, и на коленях у неё… Нет, этого не могло быть… На коленях у неё лежала Приблуда! Второй такой кошки с таким же пёстрым окрасом не могло существовать! Будь это чёрная или белая кошка, ошибка была бы вполне вероятна, но пёстрая трёхцветка, с серой звёздочкой на лбу могла быть только Приблудой! Конечно, фотография чёрно-белая, но удивительно отчётливая. Вот это пятно на боку, девушка готова поклясться, рыжего цвета. А кисточка на пушистом хвосте тёмно-серая.
     Лили-Ви лихорадочно стала считать. На фотографии Зое нет и двадцати, но кошки не живут до тридцати пяти лет! И если учесть, что встретила она её уже взрослую, то и до сорока! И ещё, Приблуда не выглядела старой, она смотрелась вполне молодой и здоровой кошечкой. А это значит… Это значит, что кошка пришла к ней из прошлого и её уже давно нет в живых! У Лили-Ви в который раз закружилась голова. Но мысли стали проясняться. Значит, всё правда. И сны, и драка с блестящей змеёй, и надписи. Да, надписи! Первая гласила – сожги отраву. Лили-Ви теперь не сомневалась, что это послание от бабушки. Она встала, побежала в свою комнату и схватила со стола карты. Быстро спустилась вниз, взяла на кухне спички и вернулась в комнату.
     Подойдя к комоду, она поняла, что должна делать. Карты упали в серебряную вазу. Спичка зажглась и колода запылала. Из вазы повалил чёрный дым, и девушка настежь распахнула окно. Вот и исполнилось то, для чего она здесь задержалась.
     - Не гадать… Никогда не гадать, - прошептала Лили-Ви одними губами.
     Карты и, правда, не простые картонки, а некая сущность, вступающая через них в контакт. Лили-Ви так ясно это почувствовала, что даже изумилась. Неужели горький дым из вазы подсказал ей эти мысли? И сущность эта враждебна человеку. Это она тоже почувствовала. Но кто это такой или что это такое, всё-таки не понимала.
     Хорошо. Одно дело она сделала. Теперь надо дождаться рассвета. С первыми лучами солнца она отправится искать Ванечку. Как же она его найдёт? А много ли в этой местности живёт Иванов Ивановичей?
     Больше беспокоила загадка третьего имени. Каким образом она его получит? А главное, зачем? Лили-Ви задумалась, и неожиданно ей показалось, что откуда-то издалека она слышит… нежный, тихий и переливчатый колокольный звон…