Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



        

Лариса  Коваль-Сухорукова

Челнок

    Челнок.
    
     Сергей не спеша шёл по лесу, внимательно его осматривая, иногда поднимая голову и шаря взглядом по ветвям деревьев. Дождило уже часа два, с того момента, когда он проснулся и, выпив кружку чая с печеньем, возобновил вчерашние поиски. На спине горбился рюкзак с оставшимися консервами и спальным мешком. Сергей кружил по тропинкам и без них уже четвёртые сутки. Но он должен был кое-что найти. Об этом напоминал голос, который приходил будто из ниоткуда. И ещё нужно было отвечать. Вдруг ему привиделось что-то, не вписывающееся в картину большой лохматой ели. Сергей присмотрелся: тёмный, намокший рюкзак завис на ветвях, запутавшись в них лямками. Полез на ель, острым ножом перерубил пару веток, и рюкзак тяжело рухнул на землю. Слез с дерева и подошёл. Развязал, заглянул внутрь: всё правильно. Сел, устало прислонившись к стволу, и закрыл глаза. Перед глазами вереницей потекли события.
    
     Спустившись по трапу, Сергей прошёл по рукаву-коридору, отметился на таможне, где, конечно, уже знали о его приезде, и оказался в зале ожидания. Опустил рюкзак, огляделся: искомого не было видно. Подхватил багаж и направился искать буфет, где, по словам задержанного, должна была ждать связная.
     Около едальни было многолюдно. Напротив входа он увидел скамейку, и на ней – девушку: она что-то читала. На вид – не старше двадцати трёх. Сравнил, представив фоторобот: вроде похожа. Интересно: она должна узнать в лицо или только по паролю? Сел рядом и заглянул в чтиво. Выхватил глазами кусок: «Говорит Тридцатый. Вижу на экране неопознанный объект. Иду на сближение» и тоже решил пойти на сближение:
     - Девушка, а девушка!
     Она подняла на него глаза: большие, тёмные, обрамлённые длиннющими ресницами. “Накладные? - предположил он, - или свои?”
     - Вы кого-то встречаете?
     - Да. – Она закрыла книгу.
     Сергей показал на неё:
     - Можно посмотреть?
     - Да, конечно!
     Взял чтиво, прочитал: “Спасти чужого”. Вместо автора стояло сразу несколько малознакомых имён и фамилий. Поинтересовался:
     - Интересно?
     - Мне нравится, - деликатно ответила она и выжидательно посмотрела на Сергея, дескать – зачем оторвал? Чего надо?
     Он понял, что либо не знает, либо не так похож, как думали, отдал книгу и перешёл к делу:
     - Вас зовут Викой?
     - Да.
     - А я – Сергей. Вы должны были меня встречать, точнее, меня и тётю Наташу, но она на днях сломала ногу, - произнёс он ключевые слова.
     - Да-да, всё верно. Я получила вчера вашу телеграмму и ответила открыткой с букетом зелёных гвоздик.
     Это был правильный ответ на пароль, и Сергей удовлетворённо кивнул.
     - Это весь багаж? – показала она на рюкзак.
     - Много ли надо холостяку, - отшутился Сергей.
     - То, что вы должны были привезти – там?
     - Да.
     - Пойдёмте. – Она встала: - Я отвезу вас к себе, так мне велели.
    
     Операцию не готовили: за ним просто приехали, по дороге объяснили ситуацию и с чужим багажом посадили на самолёт. Потому, что он знал русский, знал Россию и был похож на того, вместо кого полетел. Даже имя совпало. Да и опыт в подобных делах имел какой-никакой: мог выйти и на заказчика, и на второго такого же туриста, о котором упомянул задержанный. Фоторобот и словесное описание встречающей Сергей изучал уже в воздухе.
    
     У Вики была своя машина. Дорогая, японская, с коробкой-автоматом и всякими салонными накрутками. Вела аккуратно, ничего не нарушая. Машин было очень много. Пару раз они застревали в пробках, но ненадолго, минут на десять. Сергей крутил головой во все стороны, как мальчишка: город здорово изменился.
     - Если будет время - покажу вам Москву, я художник-искусствовед, – заметила его интерес Вика.
     - Спасибо! – Сергей не собирался говорить, что до того, как уехать работать во Францию, жил в столице и поэтому знает её лучше, чем Тверь, в которую его поселили согласно легенде. “Боже! Как летит время! – вздохнул он: - Десять лет прошло – и я снова здесь.” Служебные командировки в Россию бывали частенько, но в родной город его не посылали. В интересах дела.
    
     Механизм передачи образцов был давно продуман и освоен, мужик попался случайно. Филиал фирмы по продаже путёвок в Твери, где он жил, предлагал заработать на перевозке маленькой партии дезодорантов для рта на обратном пути из Франции: всё легально, по накладной. Там позвонит, и ему привезут маленькую коробочку, - сувениры для родственников. Здесь передаст симпатичной москвичке и получит штуку. И он польстился, не подумав, что это, скорее всего, незаконно. Фирменный дезодорант, - что может быть проще?
     Организаторы не учли одной вещи: что к электронному прибору по обнаружению наркотиков на этот раз добавится лабрадор-ретривер. Псина учуяла запах и дала об этом знать. Воистину, гениальность собак неоспорима.
    
     Через час с хвостиком они добрались до Викиного дома. Девушка открыла дверь и впустила гостя.
     - Где то, что вы привезли?
     Сергей полез в рюкзак, вытащил упаковку:
     - Вот, держите.
     Вика сунула коробку в полиэтиленовый пакет:
     - Поеду отвезу, там ждут. Обратно приеду с премией. Вы пока располагайтесь, можете принять ванну или душ. Я её помыла и повесила новое полотенце. И новый халат. А, – зубная щётка там, синяя, - для вас. Шампунь и всё остальное выбирайте сами. Я недолго.
     Она ушла, осторожно прикрыв дверь. Сергей осмотрел квартиру – ничего подозрительного – и отправился по совету девушки принимать ванну: хотелось расслабиться в относительной безопасности и обмозговать, как выйти на заказчика. Через Вику? Надо бы поподробнее её расспросить и выяснить, какую роль она играет в структуре.
     Полежав в благоухающей воде минут пятнадцать, Сергей почувствовал, что засыпает, и понял: пора вылезать. Вышел из ванной, обмотанный полотенцем, на ходу решая ни с чем не торопиться: тише едешь – дальше будешь. Эту присказку он помнил ещё с тех пор, когда они жили в Москве. Тогда была жива бабушка, любившая повторять всякие пословицы и поговорки.
    
     Негромко хлопнула дверь. Он обернулся. Вика подала ему увесистую сумку:
     - Я уже. Снеси это, пожалуйста, на кухню, там продукты. Ой! – спохватилась она: - Ничего, что я на ты?
     - Нормально, - подмигнул Сергей, принимая баул.
    
     Они вместе раскладывали принесённое по полкам холодильника, иногда соприкасаясь руками, и всякий такой раз Сергей ощущал, как тянет где-то внутри, но не сердце, нет, а нечто нежное, томительное и тревожное…
     А потом был секс. Страстный, безудержный, у Вики даже с множественным оргазмом. Сергею такое встретилось впервые. Конечно, он читал об этом, но был уверен, что авторы, мягко говоря, преувеличивают.
     Наконец они оба выдохлись и угомонились. Вика лежала у него на груди и пыталась накрутить на палец его короткие волосы.
     - Ты живешь одна? – спросил Сергей.
     - Ага, - подтвердила она, - но у меня есть отчим, и если ты меня обидишь – тебе не жить.
     Сказанное как будто в шутку, это, тем не менее, вернуло Сергея в реальность.
     - Расскажи мне о себе, - попросил он.
     - Что тебе рассказать обо мне?
     - Ну, как тебя зовут, сколько тебе лет... О родителях расскажи.
     - Понятно…
     Вика довольно долго молчала, видимо, собираясь с мыслями, затем села в кровати и сказала:
     - Ладно. Слушай и не перебивай. Не люблю, когда меня кто-то перебивает. – Её голос стал жёстким, и Сергей невольно напрягся.
    
     До девяти лет Вика жила, не зная горя: училась в школе на пятёрки, занималась плаванием и теннисом. Затем в семью пришло горе: погиб её отец. Он попал под машину, управляемую нетрезвым водителем.
     “Вот почему Вика так аккуратно водит!” – понял Сергей.
     Два года спустя её мать – красивая тридцатидвухлетняя художник-модельер - снова вышла замуж. За Дмитрия Васильевича.
     - А где живут твои родители? – машинально спросил Сергей. – У них своя квартира?
     И почувствовал, как девушка вздрогнула.
     - Мама умерла через полгода от сердечного приступа, - сказала она.
     - Соболезную. – Помолчав, он спросил: - Отчим живет один?
     - Я не знаю. Я к нему почти не езжу, общаюсь в основном по мобильнику. Иногда он приезжает сюда.
     - Ну тогда хоть скажи его адрес, подъеду познакомиться. - Сергей пытался выудить информацию о местожительстве хоть одного взрослого.
     - Прости, не могу. – Девушка смотрела в сторону, стиснув губы.
     “Похоже, она боится отчима”, - подумал Сергей.
     Тем временем Вика продолжила:
     - Если он поймет, что я сболтнула его адрес кому-то постороннему, нам обоим будет плохо. И никакая милиция не защитит, у него там своя крыша.
     - А я разве посторонний?
     - Конечно. Ты чужой, не из группы. Так, просто, - челнок. Таких, как ты, он убивает не задумываясь. Ой!..
     Она поняла, что случайно проболталась случайному знакомому и испуганно отшатнулась.
     - Даже так?! – Сергей не скрывал изумления: - А таких, как ты?
     - Боюсь, что тоже. – и добавила: - Ты не выдашь меня ему, если я кое-что расскажу?
     - Нет. Обещаю. Может, даже сумею тебе как-то помочь.
     - Мама умерла не от сердечного приступа, он убил её.
     - Что?!
     - Днём они сильно ругались. Я как раз пришла из школы, мама увидела меня и довольно грубо велела пойти погулять. Она раньше никогда со мной так не разговаривала. Наверное, что-то узнала о деятельности отчима. Вечером он всыпал в ее чашку с чаем какой-то порошок: думал, что мне не видно. А в буфете задняя стенка была зеркальная. После чаепития маме захотелось прилечь. Она легла и закрыла глаза.
     - А дальше?
     - Она их больше не открыла.
     - Мдя…
     - Отчим в это время сам мыл её чашку. Когда я шла в туалет. И когда вышла оттуда, он всё ещё мыл эту чашку с голубой розой. Я остановилась и начала подсматривать: на моих глазах он вымыл чашку несколько раз. Сначала Аяксом, потом содой и снова Аяксом. А потом и раковину помыл. Я тогда не поняла, в чём дело, а когда всё сопоставила, то догадалась, но испугалась что-либо предпринимать. Мне было всего одиннадцать. А потом всё завертелось и...
     - Кошмар... – Сергей не знал, что сказать ещё: в голове возникла мысль, как бы выполнить задание и вырваться из этого вертепа, заодно прихватив и доверившуюся ему девчонку.
     Вика отвернулась к стене: плечи начали чуть заметно подрагивать. Сергей встал, укрыл её одеялом:
     - Пойду соображу что-нибудь перекусить, - тихо сказал он и вышел из комнаты.
     Минут через двадцать девушка прошла в ванную. Донеслось журчание воды из крана. Сергей поставил тарелку с приготовленными бутербродами на стол и подключил чайник. Вошла Вика с покрасневшими глазами и опухшими щеками.
     - Чаю? – предложил он.
     - Спасибо. – Вика благодарно кивнула.
     Они перекусили и вышли на балкон. Полуночная Москва сверкала и переливалась огнями в окнах квартир, светофоры меняли окраску, словно хамелеоны, снизу доносился гул проезжающих мимо машин. Вика закурила.
     - А как выглядит Франция? – спросила она. – Тамошние города похожи на наши?
     - Да, - ответил Сергей и добавил: - такие же дома, дороги, машины. Интересно, что зимой, когда есть снег, все сразу перестают ездить: всегда он выпадает так неожиданно и в таком количестве, что получается прямо национальное бедствие.
     - Понятно… Расскажи что-нибудь ещё, - попросила Вика.
     - Ещё?.. – Сергей задумался: что бы такого рассказать: - Вот я ещё был в Англии, Швейцарии и Люксембурге, так там двойные светофоры.
     - Что значит – двойные?
     - Светофоры там работают немного по-другому: иногда включаются сразу два цвета.
     - Как это?
     - Ну, скажем, жёлтый вместе с зелёным. Или с красным.
     - Зачем?
     - Чтобы заранее приготовиться к движению или, наоборот, к остановке.
     - Надо же… А города там похожи на наши?
     - Конечно. А вообще есть и другие районы.
     - Какие?
     - Ну… Скажем, похожие на здешние пригороды. А вообще - хватит курить: идём спать!
    
     В кровати Вика доверчиво прижалась к нему спиной и попкой. Сергей обнял девушку и почувствовал, как член снова начал набухать. Но решил воздержаться. Через некоторое время Вика уже посапывала, а он всё лежал и вдыхал нежный запах яблочного шампуня от её волос.
    
     Утро началось с телефонного звонка. Вика поднесла мобильник к уху, и Сергей заметил, что она вздрогнула:
     - Привет… Да, сейчас, – и протянула трубку Сергею, - отчим, тебя.
     Сергей взял телефон:
     - Алло?
     Разговор оказался интересным: похоже, он выводил на ту партию, которая прибыла параллельно.
     Вкратце дело обстояло так: у аэротакси, в котором из Риги летел их человек с товаром, (“Наверняка с тем самым дезодорантом” – решил Сергей), что-то загорелось, и оно упало на окраине леса, над которым тогда находилось, в районе Старица-Лотошино, не долетев до дороги каких-то сто метров. Пилот погиб сразу, их парень умер на следующий день в больнице, (“А ты, небось, ещё и помог ему”), успев сказать, что рюкзак с товаром выпал раньше, когда тряхнуло взрывом и сорвало дверь. Где-то над серединой леса. По которому теперь нужно прогуляться и найти товар. Дмитрий Васильевич решил доверить поиски ему - молодому и спортивному на вид. Естественно, за работу заплатят.
     - Всё понял? – услышал Сергей. – Готов?
     - Да, - ответил с замиранием сердца: как бы не передумал посылать именно его.
     - Тогда сиди дома и никуда не выходи: через полчасика к тебе приедет один наш человек и проинструктирует.
     “Что ещё?” – насторожился Сергей, вслух спросил:
     - А их много – инструкций этих?
     - Не боись. – Дмитрий Васильевич хихикнул: - Адын-два штука. Можешь пока в душ сходить на дорожку - неизвестно, сколько дней будешь лишён этого комфорта. – Он повесил трубку.
     Сергей отдал мобилу девушке.
     - Что он сказал? – спросила она.
     - Проверка на вшивость: надо куда-то пойти и что-то найти, как в русских сказках, - пошутил он, - пойди туда – неведомо куда, найди то – неведомо что. Ну, может, инструктор просветит.
     - Инструктор? – переспросила Вика.
     - Да. Должен привезти какие-то инструкции. Одну или две, – уточнил он. - А пока велено помыться как следует, позже такого удовольствие может не быть несколько дней.
     - Одну или две? – Вика нахмурилась.
     - В чём дело? – Движение её бровей не осталось незамеченным.
     - Могу предположить, что ты здорово рискуешь.
     - Рассказывай, - спокойно попросил Сергей.
     - Первое: ты не тот, за кого себя выдаешь.
     - Та-ак, - протянул.
     - За товаром ездил человек отчима. (“Ну мы лоханулись... ” - покачал головой Сергей). Но приехал ты, следовательно, с ним что-то случилось. Хотя пароль совпал, то есть он тебе доверял. Или ты утка. Конечно, обо всём этом давно известно отчиму: пока происходила встреча, нас пасли трое. (“Чёрт! Как же не заметил?!”) Сделали фото и дали мне знак задержать тебя. Поэтому я отвезла тебя к себе.
     - Что теперь?
     - Вот номер моего мобильного. На всякий случай. Дальше. Скорее всего приедет никакой не инструктор, а врач Вадим Борисович, и вживит он тебе куда-нибудь под кожу радиоуправляемые микрочипы: один – переговорное устройство, второй – для определения твоего местонахождения, так что каждый твой шаг будет отражаться на пульте управления в виде точных координат, каждое твоё слово будет передаваться и записываться. Последнее изобретение наших инженеров.
     - Ого! А я думал, такое только в фантастике бывает!
     - Слушай дальше, не перебивай.
     - Слушаю и повинуюсь, о Волька ибн Алёша, - пошутил Сергей и тут же добавил серьёзно: - от них можно избавиться?
     - Не советую: как только начнёшь что-то предпринимать, это тут же передастся на пульт, откуда на чип, определяющий координаты, поступит сигнал произвести микроукол яда.
     - Дьявольское изобретение, - озадаченно пробормотал Сергей.
     - И не говори… - подтвердила Вика.
     “Сбежать? – подумал он. – Вместе с Викой.” И услышал звонок в дверь.
    
     Солнце теплым лучом коснулось мокрого лица. Над головой победно прокричала птица и полетела куда-то, тяжело взмахивая крыльями в сыром воздухе. Выпрямилась ветка, стряхнув тяжёлые капли Сергею на нос. Сергей очнулся от воспоминаний и посмотрел наверх: над лесом стояла яркая радуга.
     - Привет! – услышал он голос Дмитрия Васильевича. – Как дела? Ты нашёл?
     Сергей на секунду замешкался, не зная, что лучше: сказать правду или соврать. Этой секунды собеседнику хватило, чтобы понять:
     - Нашёл!
     - Да, - подтвердил Сергей.
     - Выходи к дороге и жди нас – мы уже едем!
     - Ол райт. – Про себя подумал: отдам рюкзак, а меня тут же прикончат – так сказать, заплатят за работу. Потрогал предплечье: надо ж, такая маленькая штуковина, а столько от неё неприятностей. Встал и вдруг услышал взволнованный голос Вики:
     - Сергей! Ты меня слышишь?
     - Слышу, что случилось?
     - Немедленно избавляйся от чипа – отчим был у меня и забыл пульт! Только что отъехал, но скоро заметит и вернётся!
     - Понял! Делаю!
     Сел обратно и схватил нож: “Чёрт… Спокойно, нельзя повредить чип – а ну как игла и без сигнала сработает... “
     Начал осторожно прощупывать пластинку: вот она, совсем маленькая, под швом и чуть в сторону. Провёл остриём по коже – слабо, надо сильнее, зажмурился и полоснул, надавив.
     Выступила кровь, сперва отдельными каплями, потом слилась в тёмно красную струю, измазала кожу, упала на землю. “ Ничего не видно, надо остановить кровотечение”. Вытащил из кармана носовой платок и приложил к надрезу. “Так, что теперь? Ага, вот этот сукин сын, самый кончик, как бы его подцепить… Чёрт! Не-е-е – ножом нельзя: ещё глубже загоню… А если выдавливать наружу? Как занозу. Ну-ка... Ага! Пошла потихонечку! Ещё чуть чуть… А теперь пальчиками… Дрожащими... Окровавленными... Всё… “
     Прислонился обессиленно спиной к дереву, тихо позвал:
     - Вика…
     - Здесь, ты вытащил?
     - Вытащил...
     - Молодец! Теперь выбрось его куда-нибудь подальше и уходи. Быстрее! Он вернулся!
     Услышав крик Вики, отшвырнул дьявольскую машинку прочь, подхватил оба рюкзака, хотел идти в сторону дороги, но передумал и зашагал вглубь леса, рассчитывая сориентироваться и выйти на другую, Ленинградскую, чтобы избежать встречи. Он был почти уверен, что искать там его не догадаются: скорее, решат, что вышел из леса раньше, чем они доехали, остановил какую-то машину из города, и погонятся за ним. По дороге решил проверить, сработает ли переговорное устройство. Спросил неуверенно:
     - Дмитрий Васильевич? – И, не получив ответа, повторил в полный голос: - Дмитрий Васильевич! Надо поговорить!
     Но, видимо, система полностью выключилась.
    
     Вышел на проезжую часть, когда уже стемнело, и сразу увидел пригородный автобус. Попросился, впустили. Билет оплатил по полной. Нашлось даже свободное место. Завалился и проспал все два часа до города, благо никто не беспокоил. Вышел на Остряково и на метро поехал на Белорусский – сдать рюкзаки в камеру хранения. Но сперва зашёл в уборную. Там умылся, причесался, мало-мальски почистил одежду. Подмигнул с симпатичному смуглому шатену в зеркале. Вышел почти человеком.
     После устройства рюкзаков захотелось жрать и спать. Зашёл в привокзальное кафе, где на него с подозрением покосились, но после пояснения, что только что из похода, улыбнулись с пониманием. Сел за свободный столик в укромном уголке, освещённом плохо, а от этого уютном и желанном. Подошёл официант и подал меню. Сергей заказал сто грамм и чего было попроще да подешевле.
     Водку, поданную сразу, глотнул, затем подозвал официанта:
     - Слушай, друг, мне бы кусок чистой ткани: в лесу ободрал предплечье – на сук напоролся невзначай, кровоточит ещё.
     - Деньги есть? – пошутил работник.
     - А как же, - усмехнулся.
     - Тогда видишь – во-он там, прямо напротив нас аптека, твой стол никто не тронет, а ты, пока заказ сделаем, иди туда и покупай всё, чего надо.
     - Отлично! – Подумал: “Как же сам не заметил? Надо скоренько поесть да ночлег искать, а то совсем мозги набекрень пошли.”
     Вернулся через четверть часа с бинтами и йодом. Зашёл в туалет обработать рану. Пока брёл к своему месту, выглянул официант, подмигнул, дескать, полный порядок, и, только Сергей уселся, вышел в зал с подносом. Через минуту столик задымился ароматами солянки и бифштекса с пюре и подливой. Всё вполне съедобное, особенно на голодный желудок. За удовольствие пришлось заплатить порядка пятисот рублей.
     После еды жутко потянуло в сон. Официант любезно разъяснил, что если выйти на Грузинский Вал, по нему направо четыре квартала до Малой Грузинской и по ней налево ещё четыре квартала, то справа Сергей увидит длинное здание: это консерваторская общага. В ней за полштуки всегда можно найти ночлег. Идти километра полтора.
     Сергей поблагодарил и потащился по указанному адресу. Действительно, недалеко: неспешным шагом уставшего человека заняло менее получаса. Заплатил, предъявив паспорт, который “инструктор” сфоткал, но не забрал, и завалился прямо в одежде – не до жиру, быть бы живу.
    
     Выспавшись, понял, что снова человек, и принялся в уме разрабатывать план: надо было узнать адрес Дмитрия Васильевича и подстроить так, чтобы местный ОБНОН поймал его с поличным. Ещё очень хотелось вызволить Вику. “Как она? – думал Сергей. – Понял ли отчим, что это она сообщила, когда можно снять чип? Наверняка понял – не дурак: сам Сергей никогда бы не узнал, что слежки какое-то время не будет и не стал бы рисковать. Значит, Вика в беде”.
    
     Поехал на Ленинский Проспект и оттуда позвонил Вике ( записка с её телефоном лежала во внутреннем кармане). Она взяла трубку:
     - Алё?
     - Вика!
     - Ой… - услышал её голос и следом мужской - отчим перехватил, видимо, ожидал звонка: - Сергей?
     - Здравствуйте, Дмитрий Васильевич – ответил спокойно, хотя сердце заколотилось: всё знает и Вика в его руках – убьёт - не пожалеет. - Предлагаю договориться: я отдаю вам товар, вы отдаёте мне Вику.
     Было слышно, как отчим тяжело дышит в трубку, обдумывая предложение. Наконец ответил:
     - Согласен. Где ты?
     - Сейчас здесь, но через час буду ждать около универмага “Москва”. – Прикинул: уж он-то за десять лет вряд ли исчез. – Слева, на боковой аллее, там должна быть едальня.
     - Хорошо. Передашь нашему человеку товар и получишь свою Вику. С машиной, – на ней и уедете.
     Сергей почувствовал, что собеседник улыбается и поспешил прервать разговор:
     - До встречи!
     Повесил трубку, вытер неизвестно откуда взявшийся пот со лба и пошёл на троллейбусную остановку. Через четверть часа стоял на условленном месте, поджидая остальных.
    
     Те приехали вовремя: впереди Вика на своей “японке”, с “пассажиром” на заднем сиденьи, за ними, на хвосте, ещё мужик.
     Сергей подошёл к Вике, кинул:
     - Не глуши, через минуту отъедем.
     Она кивнула. “Лицо осунулось”, - заметил он и двинулся дальше, к махнувшему из машины мужику. Приблизившись, обратил внимание на чёрную густую бороду. Туда же подошёл и Викин пассажир.
     - Принёс? – встретил бородатый Сергея.
     - Принёс.
     - И где? – указал глазами на пустые руки. - Должен быть какой-то пакет.
     - Не спеши, - обронил Сергей, - пакет в камере хранения, вот квитанция, - он сунул руку в карман под немигающим взглядом собеседника и вытащил сложенную бумажку. Подал.
     - Фьють! – присвистнул мужик, развернув и прочитав квитанцию. – А ещё дальше не мог его засунуть? Скачи теперь отсюда на Белорусский!
     - Ничего, доберёшься, - у тебя своя тачка. – Сергей повернулся уходить.
     - Погодь, а это точно та квитанция? – засомневался бородатый, - А вдруг там ничего нет?
     - Есть, не беспокойся: я ж как по лезвию бритвы иду – и стану рисковать шкурой из-за каких-то нескольких штук? На - вот ещё квитанция: от моего пустого рюкзака.
     Бородатый взял:
     - Погодь, батьку звякну.
     И после разговора:
     - Главный сказал, если что – не обеднеем. Покедова!
    
     Сергей дошёл до машины и стал садиться, но, увидел, как те на своей дёрнули мимо, сразу почти переключив передачу на вторую, и вспомнил разговор с Викиным отчимом.
     - Вика, вылезай! – сказал, выскочил сам и, пока она глушила, открыл её дверь.
     - Что случилось?
     - Ничего, пойдём пешком.
     - Зачем, когда есть машина? – недоумевала выходящая девушка.
     - Тут недалёко, прогуляемся, - пояснил Сергей. Сам же чуть не бегом двинулся к подземному перэоду через проспект и дальше, к улице Губкина, таща Вику за собой.
     Едва дошли до угла, раздался взрыв. Они обернулись разом: “японка” полыхала ярким пламенем.
     - Вот так, - пробормотал Сергей, - интуиция меня ещё никогда не обманывала.
     Посмотрел на белую как мел Вику и потянул дальше:
     - Идём. - Тут же остановился: - Мобила у тебя?
     Она молча протянула телефон.
     Сергей набрал номер, начал что-то быстро тихо говорить, потом передал трубку Вике: – Скажи адрес отчима.
     - Маршала Тимошенко семнадцать, квартиры тридцать и тридцать один, они объединены между собой в одну, - так же быстро сказала Вика и отдала мобильник.
     - Да, вооружены. Понял, уже на полпути. Спасибо, до свиданья. – И, улыбнувшись, Вике: - Нам пожелали удачи.
     - И что теперь?
     - Вперед по улице и в посольство Франции – я их подданный.
    
     Спустя полчаса, после выяснения личности и беседы с представителем посольства, Сергей вышел, помахивая письмом с гербовой печатью.
     - Что там?- спросила Вика, когда они уже вышли на улицу.
     - Это просьба передать нам два забронированных билета на один из самолётов.
     - Почему два?
     - Потому что мы полетим вдвоём: ты и я. Начальство меня вызывает – срочно понадобился.
     - А как же вещи?
     - Там всё купим, я только попробую найти рюкзак.
    
     Они входили в помещение камер хранения, когда раздался хлопок. Ойкнула Вика и прижала руки к груди. Из-под белой руки и между пальцами засочилась кровь. Сергей успел подхватить падающую девушку и осторожно опустить её на асфальт.
     - Врача! – заорал он так, что прохожие шарахнулись. Кто-то схватился за мобильник звонить в скорую помощь.
     Сергей опустился на колени:
     - Вика, Вика, только не умирай! – шептал, разрывая ткань кофточки, залитой кровью.
     Прибежал местный врач, велел Сергею отойти и начал своё дело.
     Краем глаза Сергей ухватил поспешно уходящую прочь женщину лет сорока в модном костюме. Пошёл к ней, она заметила, рванула, он, тут же догнав, схватил за руки, она стала молча вырываться, раскрылась сумка. Стук упавшего пистолета привёл его в бешенство:
     - Сука! – не сказал, а прошипел.
     Та не осталась в долгу:
     - Ненавижу… Обоих!
     - За что?!
     - За Дмитрия!
     Тут подоспели менты, опросили свидетелей и увели стрелявшую.
     Ещё через несколько бесконечных минут приехала скорая. Вику повезли в реанимацию. Сергей сидел рядом и с ужасом смотрел на неё.
     Позже получил рюкзак и улетел во Францию. Один. Поздравили с успешно завершённой операцией, но радости не было. Она пришла позже, когда через месяц к нему прилетела Вика.