Млечный Путь
Конкурсы


    Главная

    Кабинет

    Регистрация

    Правила

    Жюри

    Издательство

    Магазин

    FAQ

    ЖЖ

    Конкурс 3

    Реклама

    Приятели

    Контакты

Рейтинг@Mail.ru



        

Ольга  Васина

Новая модель

    
     Экспериментальный образец номер 1260 был создан для того, чтобы жить. Существовать без какой-либо определенной цели. Просто быть в определенной точке пространства и времени. Странно? Да, но так уж захотелось его творцу.
     Его научили принимать пищу, говорить, обслуживать себя и удовлетворять естественные потребности. Все сделали для того, чтобы он сам смог заботиться о своем материальном носителе.
     - Обращаться с телом нужно очень аккуратно, потому что другого не будет. - Напоминали ему техники каждый раз, когда он просыпался.
     И он заботился: тщательно промывал каждую складочку кожи, подстригал постоянно отрастающие ногтевые пластины, регулярно поставлял в организм источники питательных веществ, ночью обязательно ложился на мягкую горизонтальную поверхность и закрывал глаза.
     Все это он делал для того, чтобы выполнить свое главное предназначение, то есть не умереть раньше заявленного в гарантийном паспорте срока. Удивительно, но так вышло, что образец 1260 не знал точно, кто сотворил его, поэтому и продолжительности отпущенного ему времени тоже не знал.
     Это было более, чем неудобно: каждое утро думать о том, что наступающий день может быть последним. Всякий раз, когда он вспоминал о смерти, перед его лицом проносилась пустота. Ничто. Вакуум. Конец.
     Мир будет, а его в мире - нет. Его нигде - нет. Нет даже кусочка его сознания, который мог хотя бы бояться....
     Образец 1260 не хотел умирать.
     - Это потому, что ты создан для жизни. - Сказал однажды настройщик модели Х-9. - В тебе заложен инстинкт самосохранения, отсюда и страх.
     Шли годы, и вот образец 1260 получил, наконец, возможность выбрать имя. Он подошел к этому процессу с чрезвычайной скрупулезностью, несколько часов изучая списки возможных вариантов. Казалось бы: чего проще. Обычно процедура не занимала больше 2 секунд: чтобы побыстрее покончить с этой неприятной формальностью и вернуться к своим профильным занятиям, вычеркивали первое попавшееся сочетание символов.
     Взвесив все "за" и "против", 1260-ый решил, что ничего лучше, чем Вивиан, ему не найти. С тех пор он перестал быть безликим экспериментальным образцом.
     Обычный день Вивиана начинался с осмотра своей физической оболочки: не испортилось ли чего, не вышло ли из строя? С ужасом начал замечать, что кожа его уже не такая упругая и гладкая, как раньше. Глаза не такие яркие, волосы не такие густые, а зубы не такие белые.
     - Ты стареешь. - Объяснил Хал, один из техников.
     - Но, я все делаю, как написано в инструкции... я хорошо слежу за своим телом.... - Вивиан попытался оправдаться.
     - Ты не виноват. Старение - естественный процесс для этой оболочки. И, знаешь еще что?! - Техник наклонился поближе, чтобы их никто не услышал, - срок твоей гарантии зависит от того, когда этот процесс завершится!
     - Да? - Вивиан был удивлен. Ведь он всегда считал, что никогда не сможет узнать приближение своего конца. А теперь выясняется, что творец все же упомянул об этом в правилах! Вив преисполнился чувством благодарности к своему создателю.
     - В инструкции об этом не сказано, - Хал понизил голос до шепота, - но, думаю, так и есть.
     "Значит, не упомянул", - разочаровано вздохнул Вивиан, и чувство благодарности сменилось привычной неприязнью.
     После этого разговора он стал еще тщательнее исследовать свое вместилище. Подсчитывая количество новых морщинок, Вивиан старался прикинуть, когда же закончится этот непонятный и загадочный процесс старения.
     Стандартные предписания он выполнял строго по расписанию: чистка твердых тканей зубов, умывание, питательный коктейль, каждое утро уже ждущий его на столике, тренировка мышц по составленной техниками специальной программе. Покончив с необходимыми процедурами, включающими набор бесполезных, на первый взгляд, действий, он отправлялся на прогулку.
     Технодром-2580 был маленьким городком, не претендующим на лидерство в проведении массовых соревнований. Здесь уже давно не появлялось новых моделей, которые могли бы прославить этот некогда процветающий центр. Устаревшие, но еще не снятые с производства серии все еще продолжали активно соперничать между собой, лишь иногда с сожалением вспоминая о большой арене. Состязаться в мастерстве любили все и делали это так часто, как только могли. День каждого жителя Элоиры был заполнен бесконечными концертами, выставками, олимпиадами, семинарами - в зависимости от направления деятельности. Раз в 10 дней выбирали лучшего из лучших. И, хотя каждый элорианец и стремился получить звание абсолютного чемпиона, мало кому удавалось вырваться вперед больше чем на 3 медали.
     Вивиан часто наблюдал за окружающими и, видя, как они счастливы, преисполнялся завистью.
     Музыканты, художники, техники, настройщики, игроки, архитекторы, спортсмены и даже мусорщики: все получали удовольствие от процесса движения к главной цели, заложенной в них творцами.
     И уж, конечно, никто не ломал голову над тем, что будет, когда закончится срок гарантии. Каждый стремился к достижению в своем деле верхнего предела возможностей, предусмотренного для его серии и модели....
     Вивиан любил слушать живые концерты, особенно ему нравились выступления серии М-121. Гармония звуков увлекала его в водоворот необычных образов и ощущений. Следуя за причудливой мелодией, он погружался в глубины океанов и поднимался к парящим в небе белым птицам облаков. В такие моменты ему представлялось даже, что океаны и облака действительно существуют. Конечно, не здесь, на Элоире, а где-нибудь в неизвестном и далеком мире.
     "Я бы тоже смог стать музыкантом", - думал Вивиан, глядя в горящие глаза гитаристов и певцов. И робкая надежда заползала тогда в мозг.
     Глупая надежда. Он отчетливо понимал, что изменить свое предназначение невозможно.
     - Научи меня играть, - Обратился он как-то к одному из гитаристов группы "А", Килву.
     - Я не могу научить, я же не техник. Я - музыкант.
     - Ну хотя бы попробовать можно? - Вив робко кивнул на стоящую в углу гитару.
     - Ладно, только не сломай. - Килв опасливо передал инструмент.
     Вивиан несколько раз ударил по туго натянутым струнам, восторженно прислушиваясь к вылетающим из корпуса звукам.
     - Что ты делаешь? - Килв рассмеялся, видя его неуклюжие попытки. - Не так. Дай, покажу.
     Как пушинка, тяжелая гитара перекочевала снова к ее обладателю.
     - Смотри, здесь нужно ставить пальцы. - Музыкант прижал несколько струн. - А эту руку нужно держать вот так. - Он замер, чтобы Вивиан успел рассмотреть правильное положение. - Запомнил?
     - Вроде бы. - Он с трепетом прижал к себе еще хранящий энергию музыки пластик.
     Действия, которые Килв проделывал с закрытыми глазами, у Вива вызвали неимоверное затруднение. Пальцы не слушались, разъезжаясь в разные стороны, а когда с горем пополам ему все же удалось зажать один из самых простых аккордов, струны ответили фальшивым глухим хрипом, настолько неблагозвучным, что это вызвало у Килва приступ едкого сарказма.
     - Нет, тебе никогда не научиться. - Проговорил он, отнимая гитару. - Давай лучше сыграю мое новое.
     Вив послушно выпустил инструмент, сгорая от ощущения собственной никчемности.
     Он давно привык к своему положению изгоя. Уже с первых дней выпуска он начал замечать, что отличается от других обитателей города: он был единственным, кто не знал своего срока гарантии, единственным, кто имел всего одно тело и единственный же, кто был лишен четкого смысла жизни. Обреченный быть праздно шатающимся наблюдателем среди тысяч увлеченных, погруженных в свою деятельность, моделей.
     К вечеру, пресытившись пышными зрелищами, Вив уходил подальше от шумного праздника Технодрома -2580. Ему нравилось смотреть на красную, слегка потрескавшуюся почву естественной зоны Элоиры, на терракотовые горы, вершинами доходящие чуть ли не до самого купола, на глубокие, изъеденные кратерами, овраги. Он садился на пологий выступ рядом с обрывом и часами любовался причудливым рельефом еще необработанной поверхности. В такие моменты он мысленно уносился в сказочный и завораживающий мир своих фантазий. Туда, где существовали белые птицы облаков и синие просторы океанов. И лишь таймер, напоминавший об очередном принятии пищи, возвращал Вива к реальности.
     Услышав пищащий сигнал вмонтированного в браслет датчика, Вивиан нехотя вставал, отряхивался от пыли и впечатлений и, не спеша, направлялся к своему отсеку, где его уже ждала очередная порция питательного месива.
     Он никогда не отступал от предписанного инструкцией распорядка, но.... В тот вечер погружение в мир грез оказалось слишком глубоким. Вивиан почти поверил в то, что на самом деле ощущает движение воздуха на своем лице, трогает длинный ярко-зеленый ворс, невероятным образом вмонтированный прямо в почву, с удивлением рассматривает неровные коричневые столбы, вверху разделяющиеся на множество тонких ответвлений. Ветер. Трава. Деревья. Эти слова непроизвольно всплывали в его голове и сразу же становились такими знакомыми и понятными.
     Вивиан просто не услышал звука таймера. Так и продолжал сидеть на краю обрыва, даже не заметив, что купол давно приобрел свой природный темно-серый оттенок, характерный для периода сумерек. Таймер сигнализировал еще несколько раз, напоминая о времени вечерней пробежки, привычных процедурах ухода за телом и сне..... Он очнулся только, когда верхний свод стал полностью черным. И, хотя температура окружающей среды автоматически поддерживалась постоянной, наиболее удобной для нормального функционирования, ему вдруг стало холодно. Вивиан обнаружил, что короткие волоски, растущие из его кожи, неестественно поднялись, а сама она покрылась мелкими острыми бугорками.
     "Неужели конец?" - подумал он, вспоминая слова техника Хала о том, что будет, если вовремя не выполнить указания инструкции. Такое случалось впервые, и необычные симптомы, происходящие с его материальным носителем, пугали все сильнее. Лишь мысль о том, что все еще можно исправить, удержала от паники. Он побежал по направлению к городским воротам, считая уплывающие сквозь пальцы секунды. Несколько километров, остающихся до городских ворот, он преодолел на одном дыхании. Вот уже и башня пропускного пункта с дежурящими в ней таможенниками, Паком и Дэи. Вивиан знал их в лицо и всегда здоровался, проходя мимо. Наконец-то. Убедившись, что генератор напряжения отключен, он протянул в окошко руку с браслетом.
     - В идентификации отказано. - Раздался строгий голос.
     - Но, почему? - Вив оторопело уставился на дежурного.
     - Ночью никого не пускаем. Поправка к Правилу 7. - Равнодушно ответил тот, увеличивая мощность защитного контура.
     - Мне срочно нужно в город, иначе я умру. - Закричал Вивиан, лихорадочно составляя дальнейший план действий.
     - Подумаешь... ну полежишь немного в растворе, зато снова будешь как новенький.
     - Мне нельзя... у меня всего одно тело.... - Попытался доказать он, с ужасом глядя на свои трясущиеся пальцы.
     - Это же невозможно. У всех есть сколько угодно альтернативных носителей. - Обстоятельно разъяснил Пак, слегка ослабляя магнитное поле.
     - Но... мне нужно выполнить инструкцию, - Вив выставил последний весомый аргумент.
     - У нас тоже инструкция. - Пропел в ответ Дэи. - И мы не будем нарушать ее только для того, чтобы ты выполнил свою...
     Вивиан говорил еще что-то, но слова его напрасно сотрясали атмосферу. Да он и сам прекрасно понимал, что нарушить правила невозможно. Инструкция и правила, в ней описанные - это единственное, что удерживает нас в этом мире.
     Становилось все холоднее, и вскоре тело Вивиана забилось в мелких конвульсиях. Потирая посиневшие руки, он повернул обратно к природной зоне. Дрожь усиливалась с каждой минутой и он, до боли стиснув стучащие зубы, принялся считать пройденные шаги. Несколько раз сбивался и начинал заново. Это помогало не думать о смерти.
     Эстетика стальной архитектуры и четких геометрических форм, популярных в Технодроме-2580, давно осталась позади, но он все продолжал двигаться. Проходя мимо знакомого оврага, с грустью вспомнил о тех приятных моментах, которые были пережиты здесь.
     Сейчас Вивиан был уверен, что до конца его гарантийного срока осталось не больше двух часов, поэтому решил отойти как можно дальше от родного города, заполненного счастливыми в своей увлеченности моделями. Никто из них даже не заметит исчезновения вечно скучающего наблюдателя. Разве что его техник насторожится: "куда это пропал экспериментальный образец номер 1260?" Возможно, даже начнет поиски, а если это случится, то вычислить его местонахождение будет так же легко, как выпить стакан витаминного пойла.
     Остановившись в нерешительности, он расстегнул браслет, который не снимал на протяжении всей жизни, и изо всех сил зашвырнул его на самое дно оврага. Он не хотел, чтобы его мертвое тело нашли и использовали в качестве еще одного альтернативного носителя.
     Когда Вивиан добрался до подножия, было уже утро. Дыхание захватило при взгляде на розовый купол и терракотовые вершины, покрытые переливающимися радужными кристаллами. Он провел ладонью по шероховатым скалам, наслаждаясь их грубой пористой фактурой.
     Дрожь постепенно спадала, но слабость и опустошение говорили о том, что всепоглощающее "ничто" приблизилось к нему еще на несколько шагов. Вив решил не прекращать движения до тех пор, пока смерть не найдет его. Он собирался встретить ее в пути, чтобы не успеть испугаться, заглядывая за черный край ее широкого плаща, где нет ничего, кроме пустоты. "На самом деле смерти не нужно бояться, - вспомнились слова настройщика Фреда, - ведь ты даже не встретишься с ней: если ты еще жив, значит, она еще не пришла, а когда это случится, тебя уже не будет".
     Восприятие смерти как микроскопически короткого мига, наполнило мысли необыкновенным спокойствием и умиротворением. Еще несколько часов ушло на движение вдоль подножия гор. Сил уже почти не осталось, когда он заметил узкий разлом в скалах. Трещина была небольшой, но достаточной для того, чтобы протиснуться в образовавшийся между двумя каменными плитами проход. Вивиану безумно захотелось попасть внутрь и, повинуясь сиюминутному порыву, он быстро шагнул в темный прогал.
     Пробравшись через каменные завалы, и с осторожностью обогнув нависающие над головой острые выступы, он оказался в просторном гроте. Пещера имела Т-образную форму: длинный каменный коридор с двумя симметричными ответвлениями в конце. Пространство освещалось мягким желтым светом, идущим, казалось, прямо из стен. Тщательно исследовав помещение, в одном из тупиков Вив заметил небольшой рычаг.
     "Интересно, что будет, если...." - рука сама потянулась к красному набалдашнику. Тот поддался с легкостью, послушно опускаясь под распухшими пальцами. Несколько секунд ничего не происходило, и Вивиан уже, было, подумал, что механизм является чем-то вроде муляжа. Едва уловимое движение сзади он заметил только когда одна из каменных плит плавно задвигалась на свое привычное место, пряча приоткрывшийся на мгновение проход.
     Рычаг снова поднялся вверх, но теперь Вив точно знал, что нужно делать: резко дернул за ручку, спиной чувствуя, как быстро начинает перемещаться импровизированная дверь. В два прыжка он пересек зал, в последнюю секунду успев проскользнуть прямо перед массивной серой глыбой.
     Прилив небывалой радости тут же распер его грудь. Ощущение близкой опасности и острого любопытства в сочетании с активными действиями, было поистине потрясающим.
     Помещение, в которое просочился Вивиан, представляло из себя широкий округлый зал, по периметру которого располагались столы с закрепленными над ними прямоугольными экранами. На некоторых из них с невероятной скоростью мелькали незнакомые символы, другие просто светились матовым синим светом. Вив подошел поближе, с интересом разглядывая незнакомую технику. Один из экранов тут же привлек его внимание: вместо быстро сменяющих друг друга строчек дисплей украшала удивительная картина. Увидев ее, Вивиан остолбенел. Пышная зелень и теплые прозрачные лучи, спускающиеся с ослепительно голубого неба. Облака, трава, деревья.... Вивиан ошеломленно всматривался в сказку, волшебным образом материализовавшуюся из его нелепых фантазий.
     Смех и голоса со стороны входа он услышал слишком поздно, чтобы успеть спрятаться. Их было двое: мужчина и женщина. Одного взгляда на незнакомцев хватило, чтобы непонятные термины, время от времени появлявшиеся в его голове, стали ясными и простыми. Женщина - более изящная и миниатюрная, грациозная и ... физически слабая. Мужчина - более грубый и резкий, с кое-где торчащей из подбородка растительностью. Два начала: инь и янь, уравновешивающие друг друга в постоянном стремлении к слиянию. Вивиан вдруг ощутил, что он - тоже мужчина, а не убогое бесполое существо, которым всегда привык себя считать.
     - Уже прибыли? - Мужчина шел к нему, протягивая свою сильную мускулистую руку.
     Интуиция подсказала, что нужно просто пожать твердую шершавую ладонь. В знак приветствия.
     Вив сделал это, стараясь, чтобы его действия выглядели естественно.
     - Вы немного раньше срока, но это ничего. - Женщина мило улыбнулась. - Значит, Себастьян все же не смог перенести сроки родов?
     - Не смог, - Вивиан сокрушенно покачал головой.
     - Жаль, - вздохнула незнакомка. - Ну ладно... Я вижу, вы уже освоились здесь? - она обвела взглядом комнату. - Тогда, может быть, сразу введу вас в курс дела?
     Вивиан согласно кивнул, и женщина подвела его к одному из экранов. Только сейчас стали видны пульты управления с многочисленными кнопками. Она пробежала пальцами по выпуклым клавишам, и на экране появилось изображение красноватого шара, окруженного полупрозрачным блестящим поясом купола.
     - Итак, Элоира. Технические данные: планета класса "С" с искусственной атмосферой и встроенной системой терморегуляции. Характеризуется полным отсутствием микро-жизни. В последнее время обнаружены сбои в режиме температурного контроля. Одна из планет-колоний, принадлежащих некогда процветающей Земле. Открыта еще при правлении первого Императора династии Хаккеров, Троя. Тогда же и была колонизована для создания на ней заводов по производству биороботов-целевиков. В то время этот вид роботов был весьма популярен среди правящей элиты, так что инвестиции в планетку обещали быть более чем выгодными. Не поскупились даже на дорогостоящее оборудование и установку купола, затраты на которые окупились в первые же десять лет. Производство было поставлено на поток и полностью автоматизировано. Разработчики постоянно внедряли все более новые и совершенные серии моделей. Владельцы стабильно выигрывали со своими почти идеальными подопечными, что подталкивало их приобретать еще и еще. Так продолжалось до 2980 года, когда началась эпоха правления великой династии Сисад, прославившейся своей борьбой за права существ, наделенных искусственным интеллектом. Соревнования с участием целевых биороботов объявили вне закона. Несколько тысяч миллиардеров, построивших на них свой бизнес, обанкротилось, но против результатов эксперимента Малкина, являющегося модифицированной версией еще древнего теста Тьюринга, никто не мог выступить открыто. Один из самых масштабных опытов проводился на глазах у всей заинтересованной общественности, и сомнений в его надежности не возникло даже у явных оппозиционеров.
     - Мари, ты совсем заговорила нашего нового коллегу. - Мужчина, что-то рассматривающий в противоположном конце грота, мягко прервал свою спутницу. - Скоро всех с ума сведешь со своими экскурсами в историю.
     Вивиан, с жадностью ловивший каждое слово собеседницы, испуганно замер, лихорадочно подбирая слова.
     - Мари, не останавливайся...мне очень интересно.... - Произнес он, ожидая продолжения...
     Женщина говорила странные и во многом непонятные вещи, но все же главное было ясно: "Миры из фантазий существуют" - это единственное, что волновало его сейчас. Вивиан уже забыл о том, что несколько минут назад собирался принять смерть и был уверен в ее неотвратимости и неизбежности. Любопытство и близость к разгадке, терзавшей его всю жизнь, обострили все скрытые резервы несовершенного организма. Он почувствовал странную, необъяснимую близость к этим двум людям. Да...люди.... Еще одно слово, которое подбросила интуиция. Впервые за много лет Вивиан понял, что он больше не один, и ему стало непривычно спокойно и уютно.
     Женщина улыбнулась, снова нажав несколько кнопок на управляющей консоли. Изображение висящего в темноте шара сменилось панорамой Технодрома - 2580. Вив впился глазами в до боли знакомые площади, корпуса, являющие собой подчас настоящие шедевры архитектурного мастерства, аллеи из идеально ровных колон, с безукоризненной симметричностью разбитых по всей территории, многочисленные концертные площадки и стадионы.
     - Простите, когда я начинаю говорить об эпохе Империй, меня действительно сложно остановить. - Она улыбнулась еще шире, показав кристально белые зубы. - Конечно, вы в курсе, что ситуация на Элоире давно перестала контролироваться. Законы, введенные династией Сисад, предписывали предоставить колониям роботов независимость, а, по сути, просто бросить на произвол судьбы миллионы псевдоразумных существ. Только сейчас появилась возможность протолкнуть новые законы, разрешающие исследование и контроль техногенных цивилизаций. Наш пост существует всего два месяца, но данных для анализа уже предостаточно. Здесь отчет о проведенной нами работе. - Мари указала на таблицы и графики, плотными рядами заполнившие экран. - Ситуация не такая безнадежная, как на других планетах. Биороботы-целевики смогли не только выжить, с легкостью управляя автоматизированными линиями воспроизводства, но даже дошли до самостоятельной разработки и успешного внедрения в технологический процесс усовершенствованных моделей каждой целевой серии. К сожалению, еще рано делать выводы о развитии интеллектуального поведения. Мне кажется, что здесь все не так радужно... пока нет оснований предполагать наличие какого-либо ощутимого скачка в этой области. Судя по образу жизни и внешним проявлениям общественного уклада, все поведение здешних жителей диктуется исключительно заложенной в их электронный мозг программой и координируется поощрением со стороны связи с центрами удовольствия. Это примитивная структура псевдо нервной системы: движешься к заложенной цели - получаешь удовольствие. Хотя, они дошли до того, что дают друг другу имена, были замечены даже зачатки религии. Представляете, они считают, что у каждого из них есть творец: создатель, который определил цель их существования. Инструкция, полученная при выпуске, воспринимается, как незыблемый свод правил, а гарантийный талон помогает им узнать срок своего нормального функционирования. Правда, еще не понятно, какую роль в таком случае играют альтернативные тела-носители. Это нам еще предстоит выяснить. В общем, работы много... - Мари закончила, переведя взгляд на Вивиана
     Информация вливалась в него, не успевая перевариваться. Слишком быстро, слишком непонятно, слишком шокирующее. Много важного... очень много...
     Вивиан никогда еще не чувствовал себя так хорошо, как сейчас. Так радостно, будто он зашел за запретную черту. Туда, куда еще никому заглянуть не удавалось. Ему безумно захотелось, чтобы эти люди не догадались, кто он. Чтобы не вернули обратно.
     - Я работы не боюсь, - почти искренне ответил Вив, непроизвольно дотронувшись до ее бархатного, слегка прохладного плеча. Необычно приятное ощущение всколыхнуло бурю эмоций. Заметив это, Мари обожгла его смеющимися искорками взгляда.
     Мужчина подошел сзади. Так тихо, что они вздрогнули одновременно.
     - Я вижу, вы уже нашли общий язык. - Произнес он с заметным раздражением.
     Мари тотчас обернулась и на ее лице снова возникла улыбка, только уже другая: слегка насмешливая, но по-прежнему лучистая и притягательная.
     - Андрэ, неужели уже ревнуешь! - Она рассмеялась тысячей звонких колокольчиков.
     - Кто? Я? - Он притворился удивленным, но уже через секунду его рот растянулся в добродушной улыбке.
     Они улыбались слишком часто...
     Андрэ хлопнул Вивиана по плечу и тот понял, что это - в знак одобрения. Ему так показалось.
     - Не обращай внимания, мы часто подтруниваем друг над другом. Мари - моя жена и у нас сейчас медовый месяц.
     Вивиан понимающе кивнул, хотя на сей раз интуиция упорно молчала.
     - Мальчики, по-моему, нам пора ужинать. - Мари кокетливо обняла их за плечи.
     Вивиан машинально поднес к глазам руку, как он делал всегда, когда хотел узнать время. Сделал это рефлекторно, только потом осознав последствия на первый взгляд, безобидного жеста: на месте браслета, который преспокойно возлежал сейчас на дне оврага, красовались рельефно-выдавленные числа. 1260 - Его индивидуальный номер.
     Вив резко опустил руку в надежде, что движение останется незамеченным.
     Но, все рухнуло, как только он снова посмотрел в лица своих новых знакомых. Доброжелательная улыбка сползла с них, уступив место настороженной готовности.
     - А ну стой. - Андрэ резко схватил его за запястье. - Что это у тебя?
     Вивиан попытался вырваться, но Андрэ был сильнее. Он вывернул его руку за спину, отчего Виву стало больно.
     - Звони в Центр. - Выкрикнул мужчина, и Мари тотчас бросилась к маленькому круглому аппарату.
     - У нас здесь ЧП. - Услышал он ее взволнованный голос. - Проникновение на базу. Кто-то из местных. Мы не знаем,... возможно. Ситуация под контролем, ждем указаний.
     В ладони Андрэ мелькнула неизвестно откуда взявшаяся клейкая лента, и в одно мгновение Вив оказался намертво припечатанным к одной из стен грота. Он попробовал освободиться, но липкие полоски ткани только еще больше врезались в кожу.
     - Ну вот, теперь никуда не денешься. - Андрэ оглядел его, оценивая надежность удерживающих креплений
     - Отпустите меня. Я такой же, как и вы. - Выпалил Вивиан. - Я - человек!
     Мари, держащаяся теперь чуть позади мужчины, скептически покачала головой.
     - Говоришь, человек? И как тебя зовут? Номер 1260? - Она кивнула на выбитые на запястье цифры.
     - Я все объясню. Пожалуйста, освободите. - Вивиан просительно уставился на своих конвоиров.
     - Э, нет, братец. Постоишь так, пока не прибудет дознаватель. - Андрэ с довольным видом откинулся на спинку стула. - Он свое дело знает! А мы пока перекусим немного. Я что-то проголодался.
     Вивиан с ужасом наблюдал, как эти двое скрываются в стенном проходе, оставляя его наедине с тусклым светом и паническим настроением. Внезапно закружилась голова и перед глазами пронеслись миллионы мельтешащих черных точек.
     - Я же человек.... Я - другой, не как они... я - человек....- Бормотал он, чувствуя, что начинает задыхаться....
     Только сейчас стало заметно, что комната заполнена серым, слегка клубящимся дымом. Вивиан опустил веки, и давящая чернота окутала сознание. Пустота. Вакуум. Ничто. Бездна небытия поглотила все его существо, не оставив даже крошечного кусочка "я", который мог хотя бы бояться.
     Техник высшей категории Аллх подошел к резервуару под номером 2001.
     - Датчики движения - в норме. Показатели мышечной активности - стандартные. Синаптические контакты - в норме. - Он сделал контрольные замеры пульса, проверил активность легких, исправность механизма терморегуляции. Биохимический анализ обменных процессов оставлял желать лучшего, но Аллх все же решился на разгерметизацию.
     За последние 30 лет это был второй жизнеспособный образец, который ему удалось синтезировать. Второй должен быть лучше.
     С тех пор, как Аллх нашел контейнеры с неизвестными эмбрионами, он ни минуты не сидел без дела. Идея о том, что он может стать прародителем нового вида, засела глубоко в его электронный самоорганизующийся мозг.
     - Я придумаю для тебя цель. - Еле слышно шептал он, отключая источники принудительно питания. - Ты не будешь один.
     - Система разблокирована. Адаптация объекта проходит успешно. - Сообщила программа жизнеобеспечения.
     - Добро пожаловать в мир. - Произнес Аллх, с восторгом глядя, как уходит мутная пелена из глаз его новой модели.